Rose debug info
---------------

«Земное ядро»: сквозь двойное дно

Кажется, сейчас будет самое насыщенное кино в моей коллекции пересказов. Фильм «Земное ядро». Держитесь крепче, мы будем пробивать дно!

Хорошее кино следует начинать со зловещих предзнаменований, поэтому через полминуты фильма посреди города Нью-Йорка синхронно умирает куча людей. Мороженщик падает как подрубленный, клоун сползает на детскую карусель и волочится, водители нажимают лбами клаксоны и врезаются. Ещё секунду назад заряженный на успех бизнесмен ложится, как это говорят у бизнесменов, на стол переговоров. Кто-то истошно кричит.

Мы переносимся в университетскую аудиторию, где Аарон Экхарт рассказывает студентам о магнитных полях. Аарон изучает всякое геомагнитное, он перспективный учёный. У Аарона волевой подбородок размера XXL и шальные искорки в глазах.

Тут в аудиторию заходят мрачные люди из правительства и ведут геомагнитного Аарона прямо в морг. Раз генерал сказал «В морг!» — значит, в морг. На пороге морга Аарон встречает своего друга Сержа. Серж фrанцуз и перспективный ядерный специалист. Они давно не виделись и весело разговаривают посреди морга, пока вокруг лежат покойники.

Приходит генерал и спрашивает Аарона, почему все покойники мёртвые. Они все были здоровенькие, а потом одновременно крякнули — отвечай, Аарон! Аарон думает пять секунд и отвечает, что у них были кардиостимуляторы и случилось что-то очччень магнитное. И это правильный ответ! Генерал впечатлен тем, какой Аарон умный, и временно отпускает их с Сержем из морга.

Надо сказать, что в сцене со зловещим предзнаменованием замертво рухнул примерно каждый десятый человек. Как-то многовато для кардиостимуляторов, а, американские люди? Вы вообще заботьтесь о своём здоровье-то!

Тем временем на Трафальгарской площади совершенно мирные городские голуби вдруг начинают беситься и падать прямо вниз, вонзаясь в прохожих. Голуби густо падают. Это голубиный дождь, аллилуйя! Нам почему-то показывают красный двухэтажный автобус, который несется сквозь голубей, а они прямо дырявят его, дырявят. Наконец автобус драматически падает на бок и испускает дух. В него вонзается контрольный голубь.

Любой другой мог бы подумать в этот момент, что у голубей сломались кардиостимуляторы, но только не Аарон! Стоило ему увидеть новость, как страшная догадка пронзила его мозг, словно голубь автобус. Судорожно посидев над выкладками, он собрал папку с ужасами и понёс её доктору Зимски — заслуженному учёному с гнусным лицом.

Доктора Зимски играет актёр по фамилии Туччи. Туччи, а-Туччи, а-Туччи, а Туччи как Зи-и-имски! Простите, мы продолжаем.

Доктор Зимски-Туччи сначала не поверил Аарону, но потом посмотрел в папку с вложенным ужасом и поверил. И гнусно, по-зимски, прищурился. Становится понятно, что у него есть двойное дно.

В общем, у Земли заглохло ядро, а Аарона вместе с Зимски-Туччем позвали на военный совет, рассказывать суть проблемы.
— Ну понимаете, у Земли есть тонкая кора, под ней толстая магма, а под магмой двухслойное ядро — оно снаружи жидкое, а внутри твёрдое. И вот жидкое ядро вращается, трётся спиной о земную ось, и у Земли вырабатывает магнитное поле. Магнитное поле защищает нас от солнечной радиации и прочих неприятных вещей. И вот ядро остановилось, нам всем конец! — машет подбородком Аарон.
— То есть как это ядро остановилось? — переспрашивает туповатый военный совет.
— Ну остановилось. Миндальное сердечко нашей рафаэлки больше не бьётся! Косточка нашего персика больше не прорастёт!
— Так надо раскрутить его назад, едрить, и всех делов! — военный совет вошёл в режим политбюро со своими «ночью полетите».

Аарон кое-как объяснил, что ядро начинается с трёх тыщ километров вглубь Земли, а человечество пока продвинулось только на одиннадцать. Километров. Это вам не дурацкие астероиды брюсвиллисами сбивать. Ну то есть совсем всё пропало.

Но тут Зимски-Туччи снова прищуривает глаз — у него есть план. Кадр сменяется.

Вся компания прилетает в пустыню, посреди пустыни стоит ангар, из которого глядит сквозь очки бывший зимскитуччевый коллега, афронегр раннего предпенсионного возраста по имени Бразз.

Бразз изобрёл ультрадолдонящую пушку. Это важно. Она выглядит как многоствольный пулемет, только очень большой. Стволы раскручиваются, из них бьёт ультразвуковой луч и безжалостно долдонит в пыль самую прочную скалу на много метров вперёд.

Но сама по себе пушка ничего не стоит, потому что для спасения нужен план! И он есть. Нужно достичь жидкого ядра Земли и подвзорвать там бомбу помощнее. Тогда ядро встрепёнется и планета внутри себя опять завертится, круглая, круглая!

Что ж. Ультрадолдонящая пушка для сверления планеты есть, с бомбами у Америки вообще никогда не было проблем, теперь нужен гигантский пассажирский червь, чтобы умчаться на нём вглубь Земли. Очень удачно, что свободное от изобретения УД-пушки время Бразз тратил на специальный, не подверженный долдонингу материал. По виду и текстуре материал похож на декоративную плитку для ванн.

Из этого материала, а ещё из научного энтузиазма, жажды жизни и кучи денег наши учёные собрали подземного червя. Главная фишка червя в том, что чем выше внешнее давление, чем червь прочнее и злей. Главный червестроитель Бразз подумал о безопасности, поэтому червь состоит из нескольких отсеков, которые при повреждении отстреливаются.

Силуэт стального подземного мега-червя стремителен. И горделив. И, как бы это сказать, непокорен. И в общем как ни обходи эту тему, больше всего напоминает гигантский дилдо. У него даже на конце специальная дырочка для долдонящей пушки. Дырочка полностью завершает сходство.

То есть, ещё раз. Спасители планеты сядут внутрь неотличимо похожего на член паровозика с вагончиками, сделанными из декора для ванной, и долдоня раскалённый грунт впереди себя ультразвуковой пушкой, прорвутся в жидкие недра ядра, бахнут там ядерную бомбу — и сразу назад!

План? План!

Остается последнее — кто-то должен всё это пилотировать. И тут из космоса прилетает Хилари Свонк. На самом деле она, конечно, Суонк, но чтобы вы каждый раз не делали лицом «су-о», пусть будет Свонк.

Хилари летит из космоса вторым пилотом челнока и отвечает за телеметрию при посадке. Но поскольку ядро Земли своими магнитными полями тоже отвечает за их телеметрию, при входе в атмосферу оказывается, что Хилари вместе с первым пилотом летят прямо на город Лос-Анджелес. Когда ты летишь из космоса и у-тебя-проблемы-хьюстон, промахнуться мимо города Лос-Анджелеса вообще очень сложно — об этом знает каждый американский герой.

Хилари героически сажает шаттл в бетонированное русло реки, ловко лавируя между мостами. В НАСА её сначала ругают за попорченный шаттл и грозятся уволить, но потом торопливо хвалят обратно и назначают пилотом подземного червя.

Итак, команда в сборе. Геомагнитный Аарон, гнусный доктор Зимски-Туччи, ультрадолдонный изобретатель Бразз, забавный француз Серж, насовская Хилари Свонк и её первый пилот Боб, который умрёт первым. Для старта нужно только одно — придумать глубиноходному дилдо достойное имя. Его называют Вергилий, как проводника в ад. Хотя гораздо более подходящим кажется имя Виталий.

Старт назначен непогожей ночью с плавучей платформы над Марианской впадиной. Ну правда, им нужно продолдонить три тысячи километров, так пусть долдонят на десять километров меньше, почему нет?
Объявляют старт. Стальной червь Виталий срывается со стапелей и ухает в пучину. Пробултыхнув пучину, он включает пушку и со всей силой научного прогресса вдолдонивается в дно.

Путь состоит из череды сплошных неприятностей. Не успели герои продолдонить и семисот километров, как впереди на радаре возникло что-то чёрное и большое. Очень скоро выяснилось, что чёрное — это огромное пустое яйцо внутри Земли. Червь Виталий умеет только долдонить землю, а летать он не умеет, так что он протыкает скорлупу яйца и падает плашмя ему на дно. Кажется, что словосочетание «положить болт» выглядит именно так. При падении Виталий заклинивает себе здоровенным сталагмитом носовую дырочку, из которой пушка долдонит ультразвуковым лучом.

Команде нужно выйти наружу и отпилить сталагмит, чтобы освободить Виталия. Они надевают скафандры, выходят и видят, что всё яйцо изнутри усеяно кристаллами как огромный желудок ворсинками. Им красиво, поэтому все говорят «ёОго!» и начинают пилить кристалл.

Тут из продолдоненной ими дырки в потолке яйца начинает хлестать магма. Все суетятся, быстро ломают кристалл и бегут назад в червя. Первый пилот Боб тоже бежит, но сосулька с потолка летит на упреждение и ударяет его прямо в темя. Боб падает в лужу магмы и растворяется. Минус Боб.

Виталий печально ныряет в магму и удолдонивает из подземного яйца дальше вниз.

Неприятности продолжаются. Аарон с Сержем заряжают ядерную бомбу и просят Хилари не дергать рулём. Вокруг червя начинают кружить исполинские непродолдониваемые алмазы, поэтому Хилари не слушает их и дёргает. Но самый острый кончик алмаза по эту сторону экватора всё же впивается Виталию в бок! Задний вагончик нашего дилдо-паровозика поврежден и начинается неприятно сминаться. Надо ли говорить, что детонаторы к бомбе хранятся именно там. Забавный француз Серж бросается за детонаторами и в последний момент просовывает их под дверью гибнущего отсека. А сам остаётся сминаться.

— Серж сминается! — кричит Аарон Хилари. — Открой отсек, а то он совсем сомнётся!!!
Но Хилари не открывает, потому что контролирует общий процент сминаемости экипажа.
— Я сминаюсь! — кричит Серж в камеру.
— Серж, не сминайся! — кричит ему Аарон. — Всё будет хорошо! Ты не сомнёшься и мы поедем в Париж. Даже не сминайся, то есть, тьфу, не сомневайся!

В этот момент повреждённый отсек отстреливается и миллион атмосфер показывает нам, что значит сминаться по-настоящему. Аарон возвращается в кабину.
— Серж смялся. Из-за тебя! — он указывает на Хилари.
— Может быть, ты предпочел бы тоже смяться, как Серж? Хочешь, чтобы мы все смялись? — парирует Хилари.

Аарон не хочет сминаться. Слегка потерявший в длине червь Виталий продолжает долдонить планету. Хилари бодро рапортует в Центр управления долдонингом, что они додолдонились до жидкого ядра. Казалось бы, это ура, но нет. Жидкое ядро оказалось слишком жидкое, поэтому когда они взорвут бомбу, ударной волны не хватит и ядро не раскрутится.

Всё пропало. Боб проткнулся напрасно. Серж смялся зря.

Доктор Зимски-Туччи как главный гнус экипажа говорит, мол, ну что, ну всё, едем домой тогда. А все ему говорят, что не едем и будем подвзрывать как есть, авось всё-таки сработает.

Но Зимски-Туччи фирменно щурится и передает наверх, чтобы переходили к Запасному Варианту. Как говорится, если в первом акте на стене висит двойное дно, то в последнем оно должно выстрелить.

Оказывается, что у правительства есть планетарная сейсмо-бумбоксящая колотунья для направленных на врага землетрясений! Конечно, враги тоже делали свою колотунью, но мы опередили их и засейсмобумбоксили первыми! Правда, ядро Земли остановилось, но блин, кто ж знал, что так выйдет. Сорян.

Теперь генерал хочет забумбоксить Землю ещё раз, вдруг она заработает. Происходит жаркий спор: мы что же, столько долдонили, просто чтобы в конце забумбоксить?!

Тем временем на поверхности тоже происходит неприятное. Магнитное поле истончается и сквозь него прорываются солнечные лучи. Куда они ударят — вполне понятно, учитывая, что в Нью-Йорке все уже поумирали с кардиостимуляторами, на Лос-Анджелес сел шаттл, а Вашингтон в отпуске. Конечно же, это Сан-Франциско. Жирный солнечный луч вперивается в залив и ползёт по нему, шкворча морепродуктами, к мосту Золотые Ворота. Он пережигает мост пополам и автомобильная пробка на мосту рассасывается в прямом смысле этого слова.
— Так, хватит! — заявляет генерал — Мы начинаем бумбоксить!
— А мы будем долдонить дальше! — передразнивают его из Виталия.

Победит ли долдонинг бумбоксинг? Шанс есть, потому что у обитателей Виталия есть наверху крот. То есть Крыс. Это специальный длинноносый тщедушный персонаж, который отвечает за хакерство. Ему поручено найти и тайно саботировать бумбоксящую колотунью.

Генерал командует зарядить колотунью. Где-то на Аляске колотунья делает «Птю-ю-у-у!..» и заряжается.
— Бумбоксь! — командует генерал. В этот момент Крыс находит у колотуньи вилку и вытыкает её. «У-у-у-пти-у...» — делает колотунья и выбывает из игры.

Пока Крыс саботировал колотунью, внутри Виталия разработали новый план. Раз одна бомба не возьмёт ядро, надо разделить бомбу на кусочки, разложить по ядру там и сям, а потом подвзорвать последовательно, и взрывные волны разгонят друг друга. Чтобы разложить бомбы, нужно разобрать Виталия по вагончикам.
Но вагончики сначала нужно расцепить, а Виталий этого не любит. Он отбрасывает только вялые засохшие вагончики, а крепенькие хранит, потому что сами посудите, кому нужен короткий Виталий? Чтобы отключить Виталию удержание вагончиков, кому-то из Аарона, Бразза и Зимски-Тучча придётся пройтись по технологической уретре Виталия и в конце повернуть ему рычаг. К сожалению, в уретре 5000 градусов. Но к счастью, есть скафандр. Но к сожалению, скафандр держит 2500 градусов.

После недолгого обсуждения решено: кто Виталия собирал, того и пустим по уретре! Бразз одевается в скафандр и идёт по техуретре к рычагу, шкворча и укорачиваясь с каждым шагом. Прежде чем геройски запечься, он поворачивает рычаг. У Виталия включается недержание вагончиков.

Немногочисленные оставшиеся мужчины в количестве одного Аарона и одного Зимски-Туччи раскладывают боеголовки по вагончикам и отстреливают их. В предпоследнем вагончике они неожиданно понимают, что финальный заряд должен быть мощнее остальных. От изумления стоящая посреди отсека бомба лишается чувств и падает на Аарона.

— Уходи, я её подержу! — кричит Аарон из под бомбы.
— Ну! Ну ладно, подержи! — кричит Зимски-Туччи.
Тут Хилари закладывает вираж и бомба-истеричка бросается с Аарона на грудь Зимски-Туччи.
— Теперь я подержу! — кричит Зимски-Туччи. — А ты уходи. Только добавь к последней бомбе наш топливный элеме... — Зимски-Туччи не успевает договорить и отстреливается вместе с вагончиком.

Аарон идет в реакторный отсек, в котором жарко торчит топливный элемент. Аарон надевает скафандровые перчатки и хватает жаркий топливный элемент. Слышно, как Аарон шкворчит. Видно, как он дымится. Топливный элемент жжёт Аарона. Тот пузырится и шипит, но тащит. Последний вагончик с усиленной бомбой успешно отстреливается.

Оставшийся короткий кончик Виталия полностью обесточен и дрейфует в жидком ядре, Аарон обнимает Хилари жареными руками. Пути назад нет, всё пропало.

Это конец.

Нет, это не конец. Нужно просто запитать Виталия от обшивки, которую греет снаружи ядро. Аарон приваривает к Виталию изнутри огромные провода. И-и-и Виталий привстаёт!

Позади всё взрывается. В Центре управления долдонингом все смотрят в мониторы. Ядро трогается и разгоняется, но никому это не интересно — все глядят, чё там у Хилари.

Хилари берётся за штурвал и короткий лёгкий Виталий начинает долдонить, как в последний раз. Поскольку фильм уже достиг минимума персонажей, обратный долдонинг занимает полминуты и Виталий успешно выплёвывается обратно на поверхность.

Так локальный ультра-долдонинг превзошёл планетарный сейсмо-бумбоксинг, ядро снова бешено вращается, а Хилари смотрит на Аарона так, будто у него скоро будет секс.

Герои фильма читают пересказ и безоговорочно верят
Поделиться
Отправить
Запинить
 137   2 мес   кино   кинопересказ
1 комментарий
Vincent Thorn 2 мес

Глеб, отлично! Как всегда забавно и местами даже ржачно. :)
С большим охрене.... удивлением увидел, как на говножЯПе заминусили твоего «Серого человека»!! Там чё, массовая пандемия дебилизма? Отличный же прикол! Не слушай их, не расстраивайся — отзыв вполне юморной, никто из них даже рядом такого не напишет.
Удачи в творчестве!

Глеб Клинов 2 мес

Спасибо! ЯП — очень странная штука. Ощущение, что я попал в рабочие окраины в середине девяностых годов.