Rose debug info
---------------

В Питере — корнишоны

Про дружеское согласие, любовь к театру и сильное алкогольное опьянение.

Я тут увидел в интернете фотографию, на которой актёр Адам Сэндлер идёт по улице в тёплом пальто с шарфом, думает о чем-то своём и на ходу кушает из банки консервированные огурчики. И сразу же скинул это фото подруге, потому что она помнит!..

Мы как-то зашли с ней выпить по бокальчику сидра, просто потому что давно не виделись.

Потом мы вспомнили, что в соседнем баре бывают классные фирменные настойки.

И мы решили их попробовать.

А настоек оказалось десять видов.

И мы решили попробовать их все.

Потом мы вспомнили, что на углу Литейного и Жуковского есть бар «Угрюмочная» и у него очень смешное название. Ну то есть настолько смешное, что надо обязательно туда зайти.

Потом стало очевидно, что ходить по барам в Петербурге и не побывать на улице Думской — это преступление против, ик, наказания. А мы с ней — законопослушные граждани... не... ны.

Выйти с улицы Думской своими ногами после этого — уже под силу не каждому.

Мы смогли только потому, что вспомнили про бар «Лаборатория» на углу Гороховой и канала Грибоедова. Откуда-то слышали, что там алкоголь подают в химических колбочках.

А это же круто!

Надо глянуть.

Там действительно были колбочки и между трехсот и пятисотграммовой мы почему-то даже не выбирали. Ну потому что чего тут выбирать, если уже столько выпито. Просто берём по пятьсот на каждого. И всё тут.

Потом мы, фокусировочно щурясь, вышли в промозглый ноябрь и тут нам захотелось корнишонов. Консервированных. В четыре утра.

А откуда их взять-то? Обычно мои желания не исполняются, но через сто метров был маленький магазин «24 часа» и там были корнишоны в стеклянной банке.

Мы шли, качаясь, в направлении Театр Юного Зрителя, и хрустели самыми вкусными корнишонами по эту сторону Невы. А навстречу нам то и дело попадались такие же не очень трезвые люди, и мы спрашивали их, любят ли они театр, как любим его мы. Ведь мы даже идём в сторону театра и очевидно, что это только из большой любви. А потом мы, независимо от ответа, предлагали преломить с нами корнишоны. Тоже из большой любви.

На углу с Загородным проспектом, то есть всего за каких-то триста метров до ТЮЗа, силы покинули нас и мы упали в шавермочную.

В которой, прикиньте, подавали коктейли. Видимо, это была элитная шавермочная.

Мы попросили сделать нам коктейль, и бармен спросил, какой, и мы сказали: «Да какой-нибудь, к корнишонам...». Он дал нам меню и там в списке коктейлей был коктейль под названием «Какой-нибудь».

Мы заорали и сказали: «Даааа! Сделайте нам вот его!!!». И ночь постепенно перешла в утро.

В общем, это ещё один повод любить не только театр, но и друзей, Петербург, корнишоны, встречных алкашей, Адама Сэндлера и вообще жизнь.

Поделиться
Отправить
Запинить
 317   5 мес   друзья   петербург