Rose debug info
---------------

Детские книжки

Кто знает, как всё обернется потом, но пока ребенку год и  три месяца и у нас растёт читайтель. Отличие от читателя — он пока не читает сам, а только требует: «Читайте!». И несёт книжечку в воздетой руке.

На фоне непрекращающегося чтения у меня, честно говоря, накопились вопросики к некоторым детским книжкам.

Во-первых, среди книг появились какие-то искаженные сказки. Это когда читаешь «Теремок» или «Курочку Рябу» и вроде персонажи и события на месте, но что-то не так. Слова другие, ключевые точки конфликта упущены. Как будто это трижды пересказанный не очень внимательными людьми вариант. Да, это всё ещё «Кот в сапогах», ведь там есть кот, сапоги, замок, принцесса, но путь к победе добра слишком быстр и скучен.

Во-вторых, книжицы со стихами — из новых, я не про Чуковского или там Агнию Барто. Тут бывают и хорошие, и плохие сюрпризы. Скажем, у нас есть несколько книг Юлии Симбирской, и они кайф, потому что стихи там похожи на стихи, и рифма не приносит кровавую жертву смыслу.

Например, в книжке про мышонка, который нашёл на прогулке конфету и честно пытается выяснить, кому конфета принадлежит по праву, есть строфа:
«Наверное, ищёт хозяин конфету,
И бродит, печальный, по белому свету».

Я всегда мысленно готовлюсь к этой странице, но все равно в горле стоит ком, потому что как она узнала? Это же про меня! Слава богу, мышонок попался самоотверженный и доведёт поисковую операцию до конца, извините за спойлер.

Бывает, попадаются, книги с такими стихами, которые взрослое воображение неукротимо дописывает. Например, книжка про домики для разных зверей:

«Белка с рыженьким хвостом
Проживает в доме том
И хранит в дупле она
... .... ....»

А теперь, когда вы уже мысленно закончили строфу словами «Кучу всякого говна», я скажу, что там по тексту «Шишки, травы, семена». И там полкниги таких стишков, поэт как будто издевается.

Ещё одна категория книжек со стихами — в которых кажется, что автор и иллюстратор ненавидят детей, профессию и себя. В книжке про разный транспорт есть двустишие про трактор:

«На стройке, в поле встретишь часто,
Ведь на все руки трактор мастер»

Вот это «ведь на все руки трактор мастер» даже мой внутренний голос не может выговорить с первого раза. И рядом ещё нарисован этот трактор с потухшим взглядом. Подъемный кран и экскаватор еще как-то пытаются улыбаться, а трактор уже всё, слишком стар для этого дерьма.

И на следующей странице двустишие про подводную лодку:
«Подводная лодка изучает дно,
Встречаются ей рыбки, акула, осьминог».

Да, это стихи. Ну вот так. В общем, книжка целиком выглядит как свидетельство профессионального выгорания.

Но главная, пожалуй, категория — книги, в которых автор собрал все свои обиды на жизнь и вложил их в персонажей. Потому что ну кто ему запретит.

Есть такая серия книг, называется «Чик и Брики». Я думал, что идиотские имена персонажей — это просто калька с английского, но нет, по-английски они называются иначе, а тут вот так адаптировали. В общем, заяц Чик и мышка Брики взаимодействуют, причем мышка Брики всё время ведёт себя, как говно, а Чик идёт ради неё на жертвы. Во всех книгах обязательно кто-нибудь безутешно плачет, и кто-то (предположительно, автор) обязательно восклицает «Ой, мамочки!».

В одной книге Чик ухаживал за садом, пока Брики бесилась рядом с ним и орала. Чик встретил в саду улитку и хотел с ней поговорить, но улитка испугалась орущей Брики и спряталась в раковину. Потом вышло так, что улитку схватила ворона, но выронила, потому что испугалась диких криков Брики. И Чик был вынужден признать, что Брики «спасла» улитку. Хотя на самом деле нихрена, это просто случайно всё получилось, а Брики ещё осталась уверена, что она молодец.

В другой книге Брики приехала к Чику домой с ночёвкой, но забыла дома свою любимую игрушку, без которой она не может спать. И стала терроризировать Чика причитаниями. Чик, который не может вынести чужого страдания, предлагал ей поочередно кучу своих игрушек, но эта привередливая крыса от всего отказывалась, пока Чик не предложил ей свою любимую игрушку, с которой спал сам. Тут Брики сразу обрадовалась, схватила игрушку и заснула. На следующей странице нарисовано, как счастливо храпит Брики и как рядом лежит с закрытыми глазами Чик, обложившись всеми остальными игрушками в отчаянной попытке заполнить ими холодную дыру в своей душе.

В третьей книге Брики сломала Чику самокат — иззавидовалась, взяла без спроса, упала, разбилась, и потом ещё Чик должен был её жалеть.

Четвертая книга про шарик, который подарили Чику, а Чик отвлёкся и случайно его выпустил, шарик улетел и лопнул (безутешные рыдания и «Ой, мамочки!»), а Брики придумала надувать мыльные пузыри, для которых лопаться — это нормально. Вроде бы, тут всё хорошо. Но это Брики в самом начале книжки выманила Чика на прогулку обязательно с шариком — и понятно, что ей просто хотелось примазаться к тому вниманию, которое окажут человеку, то есть зайцу, с большим красным шаром. А так бы и шарик, и психика несчастного зайца всё ещё были бы целы.

Ну и в пятой книжке Чик и Брики пошли на пляж, наигрались, Брики уснула в тенёчке, а Чик познакомился со щенком Заком. И они играли вдвоем, пока не проснулась Брики. Чик увидел, что Брики не спит, и сразу же позвал её играть, но Брики, видите ли, «не захотела рыть яму» вместе с ними. И сидит с недовольным лицом. И тут же автор добавляет, что «Все как будто бы забыли про неё»!

Прикиньте!

А когда Зак предложил Чику пойти за мороженым, Брики, которую вообще не спрашивали, подскочила и закричала «Я с вами!». Насквозь фальшивая ушастая тварь.

Пойду лучше в пятисотый раз перечитаю старого доброго «Мойдодыра». Он хотя бы без затей меняет любовь на умывание.

Поделиться
Отправить
Запинить
 259   4 мес   артём глебыч