12 заметок с тегом

театр

Для актёра и зрителя

А сегодня день театра и я просто напоминаю вам, что без театра мыыы всееее умри-и-о-о-ом!!!!! С театром мы тоже все умрём, но не так драматично.

Я вспомнил, как в нашем крошечном, траченном молью театре зритель как-то оставил негативный отзыв. О том, что ему чаю не наливали в буфете, и надо было самому у самовара краник повернуть и чашечку подставить.

Уважаемый зритель! — отвечаю я ему сквозь года. — Приятно организовать буфет для того, кто пришел посмотреть спектакль, но совершенно бессмысленно играть для того, кто пришел заедать вафелькой чай.

Смысл актеров на сцене в том, чтобы играть в темноту, но не в пустоту.

Даже небольшой актёр даже от небольшой роли получает уйму впечатлений. Когда я был старым бухгалтером Хириным из чеховского «Юбилея», получаса хватало с лихвой. Темпераментная роль играется в валенках и зимнем свитере, под валенками шерстяные носки, на свитере пиджак и шерстяной шарф. Представьте это летом. Плюс софиты. Через 15 минут в таком облачении организм начинает активно обезвоживаться, пот стекает по лицу, увлекая за собой грим — старик Хирин из молодеет на глазах, морщины капают с носа и подбородка. В самые остросюжетные моменты с лица разлетаются брызги, как от боксера в момент удара.

А любой театр тем временем, как и всегда, состоит из ярких цветов, непроглядных теней, топота каблуков, шершавых предметов, боковых мест, бархатных штор, взлетающей пыли, шорохов и скрипов. И все это непривычное, отвлекающее.

В театре зритель должен чувствовать себя странно.

 Нет комментариев    10   9 дн   профессия   театр

Снесли театр, всё

Еду по Красноармейской улице, а там бульдозер разравнивает основание дома, в котором был наш театр. И у меня эмоция.

Ну вот же он был тут, на втором этаже, и выглядел, знаете, довольно основательно. Стены — во! Потолки — во! Прям трёшь мокрой тряпкой пол — и чувствуешь всю монолитность. Или на диване в гримёрке лежишь, отхлебывая чай — и ни малейшего ощущения преходящести.

А сейчас я смотрю из автомобиля на то место, где была каморка за сценой, а там воздух. И всё. Воспоминания есть, а места нет.

И, в общем, я подумал, что есть какая-то принципиальная разница между воспоминаниями о том, что физически существует, и о том, чего уже вообще нет.

Ну, например, мы 10 лет назад переехали жить в другой район, а старый наш дом остался. Бывает, я проезжаю мимо него, правда, очень редко. Но он стоит и в нём квартира, в которой я жил. Она, конечно, другая сейчас, и всё же она есть. И вспоминать тогда легче. Не «проще», а именно «легче».

Когда ты вспоминаешь место, которое есть, то как бы мысленно идёшь туда, ощупываешь его невидимой мысленной ладонью и эта невидимая ладонь упирается в стены и в предметы, вызывая воспоминания. Не, не ладонь даже. М, вроде как эхолот: посылаешь воспоминательный сигнал, а он отражается и возвращается к тебе. И какую-нибудь глупость обязательно зацепит и принесёт.

С театром ты вроде делаешь то же самое, но сигналу мысленного эхолота не от чего отражаться. Сосуд воспоминаний разрушен.

Наверное, людям кажется, что пока место есть и дом стоит, всё можно вернуть. Ха-ха. Вернуть. Конечно, в реальной жизни нахрен оно никому не сдалось, это понятно. Но дело же не в возвращении, дело в возможности.

Мужчина у фонтана

Всё-таки облеченные властью мужчины невероятно невнимательны.

Они игнорируют потребности других, не проявляют никакой эмпатии и отказываются понимать, что в конечном итоге всё это во вред себе.

Например, во втором акте «Бахчисарайского фонтана» — я не умничаю, просто раз уж попал, то глупо не заметить — крымский хан Гирей классически обманул сам себя.

Привёз новую наложницу, польскую княжну Марию, и давай показывать ей дворец. Мол, вот там у меня лежат подушки и виноград, тут жёны, здесь мы играем в настолки, а я главный и ты мне очень нравишься. Хочешь, суши закажем?

И дальше гарцует, не замечая на заднем плане огромные ошалелые глаза любимой жены Заремы. И глаза остальных жен. Они поменьше, конечно, но тоже довольно большие.

Да и сама Мария как бы не очень живо реагирует, потому что она пленница, только что из похода, и у Гирея кафтан испачкан кишками её жениха Вацлава. Из перспектив — только харассмент и дедовщина. Или как это называется, когда «служи как я служил», только у женщин.

Максимум, что хан разглядел — новенькая какая-то кислая и на шею ему не бросается. Ну, устала наверное, или стесняется. Давай иди поспи, но как проснешься — чтоб была огурцом.

Тут Зарема подходит, говорит, Гирейчик, ты ли это, давай расслабимся, съездим куда-нибудь, только ты и я, юг, солнце, евнухи с опахалами. А он опять за своё: какой юг, Зорька, мы и так в Крыму, у тебя что, подарочные сертификаты в Ив Роше закончились? Иди кремчики повыбирай, а я хочу грустить.

И лежит на подушках, в глаза не смотрит.

Естественно, ему потом аукнулось. Пришлось строить мемориальный фонтан и прижиматься к нему мокрой от слёз щекой. Но поздно, нет уже ни Марии (кинжал), ни Заремы (пропасть), а за новыми впечатлениями нужно опять идти в поход.

Машинистки

Готовим спектакль. В конце февраля будем играть.

Написал анонс, полный тоски и синтаксиса.

«Сильвия и Пол работают в одном отделе. Печатают на машинках. Выходят обедать ровно в полвторого. Боятся опоздать к началу рабочего дня.

И пытаются каждый по отдельности решить одну задачу: как спрятать всепоглощающее, с самой юности отравляющее жизнь чувство беспомощности и обиды на весь мир. Спрятать его от другого и — главное — от самого себя. С каждым днём оно все больше обволакивает, всё крепче душит. Высасывает радость из жизни и искренность из слов.

Это задача, которую невозможно решить поодиночке. Так может быть ...?»

Если по-простому, то Пол и Сильвия неудачники, которые только и делают, что жалуются на жизнь. Ну, как это обычно бывает: детство там тяжелое, папа им не мама, обстоятельства всякие... Они всю дорогу срутся между собой на тему «смотри, я-то успешный, а вот ты мудак».

Сильвия — одинокая нетоптанная овца, которая научилась только ждать принца на белом баране и быть язвой.
Пол — трусливый брехун, который сначала хорохорится, а потом ссыт сказанного и бухает.
Короче, чисто про жизнь.

Дату спектакля скажу, как определим, но уже можно заявлять о желании прийти.

 1 комментарий    22   2017   театр

театр как ощущение

Межгалактический нано-театр "Астролябия" являет собой выгодное сочетание непомерных амбиций и скромных размеров. Иногда кажется, что это монументальное сооружение, в котором вдохновенное созидание правит бал, а иногда вы почти наверняка уверены, что все держится исключительно на плохом чае в пакетиках. Театр проявляет истинную ценность вещей. Вы приносите сюда из дома триста лет ненужное никому барахло и не успеваете глазом моргнуть, как носитесь, безумные, заглядывая на полки и в ящики, со слезами в голосе восклицая, куда же подевалась эта самая необходимая в мире херовинка с зеленой крышечкой и какая падла ее заныкала, убью. И дальше что-нибудь еще добавляете, из Чехова там, например. При этом важно сохранять возможность для человека извне прильнуть к атмосфере сосредоточенного безобразия - для этого в театре есть Студия, в которой делают актеров из здоровых люде... из благородных побуждений. Если вы слегка неуравновешенны, обладаете непомерными амбициями (или скромными размерами), падки на стресс, склонны беспричинно впадать в весёлость либо же вы просто неуёмный дурак и желаете выгодно оттенить данную черту своего характера, то, возможно, путь в театр - это меньшее из зол, да и просто вам понравится. Здесь вы сможете злоупотреблять вашим талантом, переодеваться в нелепое, говорить одно и то же снова и снова, говорить одно и то же снова и снова, испытать страх сцены, страх гримёрки, страх текста, страх паузы и парализующий ужас влажной уборки. Изредка это чувство может смениться эйфорией от того, что некое действие произошло ровно тогда, когда и должно было или что голос ваш прозвучал на краткий миг именно так, как вы планировали, но, пф, кто ж за этим идёт...
 Нет комментариев    13   2016   театр
Ранее Ctrl + ↓