11 заметок с тегом

профессия

Женщины в пути

За последние два дня в верхнюю строчку моего личного рейтинга самых крутых женщин неожиданно ворвались библиотекарши.

Я понимаю, странно слышать, что библиотекарша вообще может куда-то ворваться. Но подождите. Речь не обо всех, а только о библиотекаршах штата Кентукки в 1930-х годах.

Чтобы вы понимали, Кентукки того времени был, как бы это сказать, дырой. Один из самых бедных штатов, с трёх сторон реки, с четвёртой — Аппалачские горы, дорог нет, особенно в сельской части. Изоляция полная — сейчас все в курсе, что это слово значит.

Из удобств и социальной помощи — волки да койоты. Просто потому, что они вас прикончат быстрее и не так мучительно, как холод, голод и нищета.

Откуда вообще там взялись библиотекарши?

За борьбу с безработицей отвечало Управление Хода Работ, уж простите за кривую адаптацию названия. Это такое... американское МЧС по трудоустройству.

Управление занималось тем, что изобретало способы трудоустроить как можно больше граждан, нанимая их для всяких общественных работ. В основном, конечно, они строили как не в себя — за пять лет миллион километров дорог, десять тысяч мостов и кучу жилья и аэропортов. Но были и всякие необычные проекты типа Обзора исторических рекордов, Федерального проекта писателей или Проекта Археологических исследований.

И среди прочего была библиотечная программа с передвижные библиотеками в штате Кентукки. Почему там? Всё потому же — потому что дыра. Доступа к книгам у жителей не было вообще, а треть даже не умели читать. Но очень хотели, ведь книга — это ум, ум — это работа, а работа — это возможность купить себе немножечко еды.

План был такой: есть национальные библиотеки, есть передвижные библиотеки в небольших городах, есть меценаты, которые снабжают их книгами.

Окей, в городах библиотеки худо-бедно, хоть на почте, хоть в церквях да есть, а дальше что?

Как доставить эти книги туда, где свет заката красиво падает на покрытые лесом далёкие подножья Аппалачских гор и живут в своих маленьких домиках дикие, но симпатичные в целом кентуккийские фермеры.

Пока американские мужчины были в Великой Депрессии, американским женщинам пришлось взять всё в свои руки. Слава богу, на каждый случай в Америке есть если не государственная программа, так общественных организаций целый миллион.

В общем, женщины создали Библиотеку Вьючных Лошадей. Ещё раз простите за кривую адаптацию.

А вместе с библиотеками появились и они — самые крутые библиотекарши по эту сторону Миссисипи. А может быть, и по ту.

«Книжные женщины» — так их называли.

Вообще, книги сейчас здорово потеряли в ценности. Вспомните самое большое усилие, которое вам когда-либо доводилось прикладывать, чтобы почитать книгу. Книжные магазины вынуждены продавать всё подряд и ещё жевательные конфетки на кассе, только бы к ним хоть кто-то зашёл. Да что там магазины — любая книга от нас на расстоянии воткнутых в уши эйрподсов.

А теперь представьте себе ценность книги, если она у вас, скажем, одна.
И её лично вам доставила женщина на коне.
И она же прочитала, потому что читать вы не умеете.

Ну вот примерно такая работа и была у книжных женщин. Не хочу никого обидеть, но довольно легкомысленно восхищаться самоотверженностью нынешних городских курьеров, пока в мировой истории есть 1930-е годы и штат Кентукки.

Женщины загружали лошадей книгами в сельской библиотеке и выходили на маршрут. В горы, по каменистым тропам, по снегу, льду. Если брод — лезем вброд через горную реку. Если лошадь пала — делать нечего, пешком до ближайшего жилья. И желательно дойти вместе с книгами.

Так и ходили маршрутами по 100-120 миль в неделю. Получали за свои поездки по 28 баксов в месяц — примерно 500 современных долларов.

Пока одни развозили книги, читали их жителям и подрабатывали преподавателями, другие ремонтировали и переплетали книги в сельских библиотеках. Попробуй, потаскай книжицу в седельных сумках — новее не станет.

Сначала книги в библиотеки поступали от общественных организаций вроде «Ассоциации родителей и учителей» или «Дочерей американской революции». Но скоро в программу впряглись, извините за каламбур, половина других штатов — присылали собрания и отдельные книги и всячески старались помочь.

Жители горных районов, как пишут, были рады любому чтиву, но особенно жаловали Марка Твена и историю про «Робинзона Крузо». А если ещё и с картинками, то вообще круто.

Нет, было, конечно, недоверие у отдельных граждан, но таким надо было сначала почитать Библию. Слово божье, как говорится, открывает любые двери.

Если же вы думаете, что это небольшое такое, местечковое предприятие, то нет. В течение 9 лет примерно 200 конных библиотекарш объяли собой население в 100 000 человек, в том числе 150 государственных горных школ. С детишечками.

А потом мужики вернулись из Депрессии, устроили Вторую Мировую войну и всем стало уже не до книжек.

 Нет комментариев    72   10 дн   женщины   профессия

Маленькие, но гордые Птички

Как говорит психология, все наши взрослые проблемы — из детства. Но если в большинстве случаев нужно копать и разбираться, то в моём случае всё понятно. К 5 классу мы с другом Яном уже были редакторы, дизайнеры и издатели. И пускали в ход весь доступный нам арсенал приёмов.

В стенгазете «Маленькие, но гордые Птички» мы говорили о правах и свободах — формально птичек, но все всё понимали.

Не поддавались цензуре и поднимали острые темы. В текстовое поле под вопросом «Какой предмет вы ненавидите больше всего?» одноклассники бесстрашно писали «рус.яз.», «физра» и «литра», а газета висела в классе русского языка. И литературы.

В первом номере вообще была опережающая своё время вещь — отрывные «Листы ярости». Инструкция к ним гласила, что в случае припадка ярости лист следует оторвать, скомкать и швырнуть в угол. На вынутой из закромов газете таких «листов ярости» не осталось, а значит, интерактив сработал.

Помню, насколько завораживающим был процесс подготовки номера. Сильно позже стало понятно, что это было за чувство — проявление свободы воли.

 Нет комментариев    59   4 мес   друзья   профессия   прошлое

Общие ценности

— ...да понимаешь, он просто ищет подрядчика под стать себе. А себя он считает человеком зажигательным. Так и думает: «Я человек-факел, человек-огонь!»

— Человек-торф. Бесконечно тлеет и воняет, а стоит к нему приблизиться — провалишься и будешь мучительно гореть, не в силах выбраться.

 Нет комментариев    49   6 мес   дурки   профессия

Качества рулевого

Пара цитат из книги Луи Бодри де Сонье «Искусство пользоваться автомобилем», из которых понятно, что за сто лет мы нифига не научились водить машину. Книга написана в 1915 году, но читается очень современно. Основной вывод: главное — уметь управлять не автомобилем, а собой.

«Качества рулевого. Первое из них является даром природы, это хладнокровие. Обладать хладнокровием — это значит обладать достаточной властью над своими нервами, чтобы никакое впечатление не ускоряло бы их действия, не разогревало бы кровь; чтобы сердце работало не быстрее обычного.

Быть хладнокровным — это значит всегда и во всем оставаться господином над собой. Обладать хладнокровием — это не значит быть осторожно-боязливым. И тем более не значит быть смельчаком».

​«...Я думаю, что маломальски сердечный рулевой с презрением отнесётся к довольно распространенной забаве давить маленьких...»

«Отсутствие хладнокровия именно и служит причиной проявления дурных качеств правящего коляской.

Следует признать указанием недостаточной выдержки автомобилиста:

  • если он раздражается на сторожа шлагбаума, верно исполняющего правила, быть может и глупыя иногда (к тому же надо быть достаточно компетентным, чтобы доказать это), но все же правила;
  • если он беснуется перед стадом, идущим посреди дороги (автомобиль никогда не будет иметь возможность превратить коров в ласточек, исчезающих по первом звуке гудка);
  • если он невоздержан на язык с возницами, медленно освобождающими проезд, или заснувшими на возах, и с неосторожными детьми на дорога;
  • если он отвечает на бранныя слова встречных;
  • если он раздражается на какую-нибудь часть механизма, на пневматику, на осечки в моторе».
 Нет комментариев    82   11 мес   профессия   прошлое

Для актёра и зрителя

А сегодня день театра и я просто напоминаю вам, что без театра мыыы всееее умри-и-о-о-ом!!!!! С театром мы тоже все умрём, но не так драматично.

Я вспомнил, как в нашем крошечном, траченном молью театре зритель как-то оставил негативный отзыв. О том, что ему чаю не наливали в буфете, и надо было самому у самовара краник повернуть и чашечку подставить.

Уважаемый зритель! — отвечаю я ему сквозь года. — Приятно организовать буфет для того, кто пришел посмотреть спектакль, но совершенно бессмысленно играть для того, кто пришел заедать вафелькой чай.

Смысл актеров на сцене в том, чтобы играть в темноту, но не в пустоту.

Даже небольшой актёр даже от небольшой роли получает уйму впечатлений. Когда я был старым бухгалтером Хириным из чеховского «Юбилея», получаса хватало с лихвой. Темпераментная роль играется в валенках и зимнем свитере, под валенками шерстяные носки, на свитере пиджак и шерстяной шарф. Представьте это летом. Плюс софиты. Через 15 минут в таком облачении организм начинает активно обезвоживаться, пот стекает по лицу, увлекая за собой грим — старик Хирин из молодеет на глазах, морщины капают с носа и подбородка. В самые остросюжетные моменты с лица разлетаются брызги, как от боксера в момент удара.

А любой театр тем временем, как и всегда, состоит из ярких цветов, непроглядных теней, топота каблуков, шершавых предметов, боковых мест, бархатных штор, взлетающей пыли, шорохов и скрипов. И все это непривычное, отвлекающее.

В театре зритель должен чувствовать себя странно.

 Нет комментариев    33   11 мес   профессия   театр
Ранее Ctrl + ↓