5 заметок с тегом

кино

Барри Линдон

Я как-то очень давно не подступался к историческим фильмам длиной три часа. Точнее, только один раз в жизни я посмотрел пятичасовой фильм «Наполеон», но единственное, что я оттуда помню — это кадр, как на морозе самопроизвольно откололся кусок пушечного ствола.

А тут «Барри Линдон». Целый Стенли Кубрик 1975 года выпуска. Ух, ну что ж.

Главный герой в минуту прострации. Приунывал, когда это ещё не было мейнстримом

Короче, он отличный. Долгий, да. Медленный, да. Но знаете, это вообще-то роуд-муви, а мы ведь все любим роуд-муви. Тут как-то так здорово показано путешествие длиною в жизнь, неоднозначность поступков героя, неумолимость судьбы, что прям редко где такое увидишь. Я вот даже не помню, где бы ещё.

Кроме того, для 1975 года смотрится очень, очень современно. И по «стилю», если так можно сказать, и по исполнению.

Исполнение — отдельная тема. Фильм снят почти полностью с натуральным освещением, по-честному. То есть если в кадре свечи — значит, снимаем при свечах. Если ночь, значит, ночь. Если луч света из-за гардины, значит, луч света. И это видно. И это офигенно.

Хотя вру, с лучом из-за гардины как раз была техническая хитрость. Когда нужны были сцены в интерьере со светом с улицы, на окна наклеивали полупрозрачную кальку и дополняли естественный свет лампами. Из-за этого получалось мягкое рассеивание и эффект сфумато — когда смягчаются очертания предметов и как будто виден окружающий персонажей воздух.

Чтобы в 70-х годах снимать вечерние и интерьерные сцены в помещении, Кубрик раздобыл самые суперические на тот момент объективы — светосильные f/0.7, заказанные NASA для съемок Луны, а совсем даже не костюмированных вечеринок 18 века.

А потом Кубрик их ещё и доработал — они были недостаточно широкоугольные, поэтому пришлось придумать такую херобору, то есть, кхм, конвертер, чтобы изменить угол с 50 до 36,5 миллиметров.

Теперь объективы подходили по углу, но движение снимать стало проблематично. Поэтому движения актеров в кадре ограничили, а камера должна была быть строго статичной. Ручная, не статичная камера использовалась за весь фильм всего-то раза три — для того, чтобы подчеркнуть суету, когда герой кого-то мутузит.

Одно решение тут как ниточка за иголочкой цепляется за другое. И петелькой вокруг этого режиссерский замысел: актеры движутся размеренно или вообще стоят, часто камера показывает пейзажи или почти неподвижные сцены — и это Кубрик цитирует картины. Фильм вообще выглядит как галерея живописи (если разбираться в этом хоть сколько-нибудь больше меня).

Мало того, что снималось всё в естественном освещении, так ещё и без павильонов — только на натуре. Во всех этих настоящих дворцах, замках и монастырях 12-18 века с настоящими интерьерами и мебелью. Даже костюмы частично настоящие, а не новодел.

В общем, такой фильм — главное блюдо киновечера.

 Нет комментариев    39   2 мес   кино

«Человек на Луне». Маленький шаг

Вот хорошо иногда быть недалеким и плохо знать историю — смотришь как фантастический фильм с непредсказуемым сюжетом. Кто же из них выживет? Что же они будут делать?

Но что мне в таких фильмах больше всего нравится — это когда показывают самую мякотку напряженного момента, сажают тебя в шкуру персонажа, мол, на-ка, прочувствуй, каково. А если еще с видом от первого лица — вообще кайф.

Райан «Нил Армстронг» Гослинг сотоварищи напряженно идёт, чтобы подняться, сесть и лететь и там опять сесть

Вот, например, садятся они в ракету, и закрывается тяжелый люк, и становится темно, и глаза постепенно привыкают — видна подсветка кнопок и тумблеры рядами. Потом отъезжает посадочный рукав и в иллюминаторе видно небо, а в специальном зеркальце — земля в отражении.

Тонко дзынькают болты обшивки, слышно, как застонет вдруг напряженно затянутый металл. Снаружи, у самого иллюминатора — близко-близко, всего в метре от тебя и одновременно в другом совершенно мире — бесшумно промелькнет чайка.

И потом голос по радиосвязи «пять, четыре, три...», а отсчет «два» уже тонет в рёве двигателя и бешеной вибрации и грохоте на разных тональностях, и вибрация нарастает, нарастает, отраженная в зеркальце земля ухает вниз, потом само зеркальце от тряски прижимает к панели, мигают кнопки, кажется, что вибрация сейчас стрясёт мясо с костей...

Размытое пятно иллюминатора становится сначала синим, а затем черно-серебристым, грохот двигателей переходит в вой, тяга всё растёт, а потом резко, будто в грудь ударили бревном, так что руки и ноги бросает вперед и тело повисает на ремнях, ускорение прекращается. Отстрелилась ступень ракеты-носителя.

И — фффух! — выдыхаешь. Ты, оказывается, все-таки просто зритель. В общем, впечатлительным быть тоже неплохо.

***
После просмотра полез читать про лунную миссию и фотки смотреть.

Я-то, невежда, думал, что американцы на поверхности пробыли совсем недолго — ну час, ну полтора. Воткнули флаг, собрали грунт, пофоткались и сразу назад.

Оказалось, они там почти сутки тусили, только по поверхности ходили два с половиной часа. А потом вернулись в модуль и — щас самое главное! — легли спать.

Теперь если кто-то спросит, почему я сплю, когда можно делать дела — у меня будет железный аргумент. Люди первый раз в жизни высадились на Луну-у-у! Маленький шаг для человека и всё такое прочее!

И что они там делают? Ухо давят.

 Нет комментариев    39   4 мес   кино

Коллеги, это крутая идея, но нам не нравится

Не знаю, случалось ли такое с вами, но кого лично ни спрошу — все говорят, что случалось. Когда вы в компании людей что-то делаете или обсуждаете, и вроде всё серьезно, но в воздухе висит атмосфера безумия.

Как будто все действуют в каком-то идиотском оцепенении, обсуждают бессмысленное, планируют абсурдные ходы и принимают нелепые решения. На лицах жутковатые гримасы энтузиазма и вовлеченности. И хочется вскочить и завопить: «Прекратите! Вы что, серьёзно?! Вы не понимаете?!» Подбегать, хватать за грудки, раздавать пощечины, только чтобы очнулись от этого морока и «ой, и вправду, что это с нами, ну ерунда же!» и облегченно так засмеялись, расслабились, задышали...

Такое может случиться на работе — на работе чаще всего, и это печально немного. Или в семье. Да где угодно — на занятиях по вышиванию, в магазине, на автозаправке. Были б только люди — главный ингредиент этого камерного умопомрачения.

И понимаешь, что находись ты снаружи ситуации, ну, наблюдая со стороны, то смеялся бы как больной. Это же фарс, нет, гротеск! Во-первых, смешно, а во-вторых от облегчения, что всё происходит не с тобой.

Но ты внутри и вот вообще несмешно. Более того, это оцепенение окутывает и тебя тоже. Глаза стекленеют, руки совершают мелкие бессмысленные движения, мозг дергается от смысловой асфиксии, ты теряешь волю и разум.

Но при этом сама ситуация настолько реалистична, что стоит увидеть одно её описание в книге, песне или фильме — сразу понимаешь: автор не соврал, он такой же, как ты, он живой, раз может осознать.

Вот.

И не то что бы это связано напрямую, но я тут посмотрел фильм The art of Self-Defence — «Искусство самообороны». Очень мне понравился. Ничего от него не ждал. И вот там весь фильм на этом чувстве! В начале это просто лёгкий такой сюр, но он все время набирает обороты и к концу уже изо всех сил семафорит безумием.

Примерно с середины фильма я вдруг заметил, как круто он снят по цветам и композиции. Мне несвойственна такая внимательность, поэтому будем считать, что действительно снято исключительно. Как будто составлено из цветных фотографий, причём цвета такие, как мне нравятся — тёмные, но сочные, все с каким-то горчичным оттенком.

И еще там в главной роли Джесси Айзенберг — а им можно в толковом словаре иллюстрировать слово «неловкость».

Конец истории

*досматривает восьмую серию второго сезона*

Вот знаете, сериалы нас портят. Не тем, конечно, что они отнимают много времени или что-то такое. В конце концов, мы все учились в школе, так что знаем, что значит «отнимать время».

Сериалы вредят тем, что это истории без конца. Они прививают нам вредное ощущение, что любую историю можно продолжить.

Что если кто-то умрет, то его можно воскресить или — что еще менее правдоподобный вариант — заменить другим таким же интересным.

Отсутствие концовки обесценивает любую историю. Надежда на продолжение — это одно. Расчёт на продолжение — это уродливое другое. Даже так называемая «открытая концовка» — всё-таки концовка, можно по крайней мере вообразить себе, как персонажи долго и счастливо или внезапно и скоропостижно.

Короче, я за то, чтобы заканчивать истории, потому что это придаёт смысл и вес.

 Нет комментариев    33   6 мес   кино

Комок

Был в кино. Фильм «Кома» — это не кома. Это тупо обморок, ребята.

И всё там, конечно, красиво — ну, мир бессознанки, холодно висящие в пустоте воспоминания, статуи матери-родины и прочие эмпайр стейт билдинги. Но хочется же сопереживать! Что совершенно невозможно, потому что все и каждый там — это буратино и его дешёвые пластиковые имитации.

После просмотра осталось чувство, будто мне показали красивую открытку, на обороте которой написано, чтобы я пошёл к чёрту.

 Нет комментариев    22   6 мес   кино