64 заметки с тегом

истории

Пишу о друзьях, о мечтах и о прочитанном в интернете. Вынимаю мысли из головы, чтобы освободить пространство.

Ctrl + ↑ Позднее

Роялти

Пришло письмо из издательства c обзором полагающегося мне роялти за год. Оказывается, в прошлом году мою книжку купили аж целых два раза! И мне полагается 7,63 евро гонорара.

Не знаю даже, как пережить первое потрясение.

Кому? Кому она понадобилась? Там же про адаптивные методы управления контейнеропотоками в глобальных цепях поставок и это только половина названия.

Еще удивительнее факт покупки оттого, что книжка стоит 68 евро. Пять с половиной тысяч рублей, ети его мать. Стоит добавить это в своё редакторское портфолио, да? Всё же книга.

С другой стороны — я перечитал аннотацию и меня чуть не стошнило от всех этих прекрасных выражений. Её писал какой-то совсем другой я.

Вообще я всё ближе подхожу к тому, чтобы переиздать свою диссертацию. На одной странице вместо ста пятидесяти.

30 января   истории

Опистодом и архитрав

Читал про собор Санта-Мария-дель-Фьоре во Флоренции. Очнулся на десятом переходе в Википедии на слове «антаблемент». Иногда удивительно, сколько новых знаний можно получить за час и насколько всё равно, какие они.

Времена, когда я был умнее, хотя бы из детского любопытства листал мамины книжки по архитектуре и отличал дорическую колонну от ионической, давно прошли. Теперь я споткнулся на слове «неф» и понеслось. Неф → трансепт → наос → апсида → целла → опистодом → адитон...

Мелькали фризы и архитравы, я не мог остановиться.

А собор, конечно, крайне примечательный. Его строили 140 лет с короткими перерывами на чуму.
И еще иногда подтягивали новых архитекторов взамен износившихся. Можно понять, это был сплошной челлендж:

  • город растет, нужен новый собор побольше;
  • не просто побольше, а больше, чем в Сиене и Пизе;
  • да, самый-охренеть-какой-большой размер подойдет;
  • и чтобы он был на месте старой церкви;
  • но при этом не оставлять город вообще без храма,
  • и, ой, диаметр основания купола получился 42 метра — никто не знает, как его теперь построить.

Но ничего, доделали.

29 января   истории

Р-р-р-р

Я плохо выговариваю букву «Р» и подруга меня подстёбывает. В петербургском стиле:

— Скажи: «Шарфик из Эрарты»!

Эрарта — это музей современного искусства в Питере такой. Но культурная жизнь города не стоит на месте, в Зимний Дворец завезли новые выставки, поэтому стёб обновился:

— Скажи: «Шедевры Рембрандта и Вермеера в Эрмитаже»!

29 января   истории

Как провалить лекцию

Сходил на фотофестиваль в Артмузе, послушал одну вечернюю лекцию про репортажную съемку. Ничего полезного не узнал, зато собрал чеклист по организации провальной лекции:

  1. Прийти неподготовленным.
    М-м-мычать, думать, с чего бы начать и что сказать. Извиняться, что вот так получилось.
  2. Настроить звук, чтоб был как из жопы.
    В большом зале на полторы сотни стульев прицепить петличный микрофон и подключить через ма-аленькую колоночку. Говорить тихо и нечленораздельно. На очередную просьбу, можно ли говорить погромче, поднести микрофон к самому рту и громко сказать: «ВОТ ТАК НОРМАЛЬНО?» Подождать возгласов одобрения, убрать микрофон подальше от лица и тихо ответить: «Отлично, тогда продолжаем».
  3. Лишить рассказ структуры и смысла.
    Умудриться сделать лекцию бессодержательной. Так, чтобы слушателю вообще нечего было законспектировать.
  4. Показывать фотографии просто так.
    Показать пять кадров, а прокомментировать один. Не забывать про предыдущий пункт — комментарий должен быть никакущим.

Этим четырём пунктам я самоотверженно противостоял целый час. Честно пытался вести конспект. Всё, что смог записать со слов ведущего:
— обращайте внимание на то, что снимаете;
— на мероприятиях снимайте общий, средний и крупный план;
— любой репортаж — это набор штампов; вы делаете дежурные фото, а потом уже как повезёт.

Негусто. Или, как сказали бы испанцы, no me gustó.

2018   истории

Интервью с Бродским

Досмотрел фильм-интервью с Бродским. Фильм довольно старый по нынешним меркам — 1993 года, и во время просмотра кажется, что канал Культура тогда делал одинокий и очень несчастный человек.

Журналисты гуляют с поэтом по промозглой Венеции, сидят в кафешках, пьют кофе в ресторане на набережной. Бродский упирает в щеку палец с черным ногтем, в этой же руке держит сигарету. Поправляет очки, говорит «чьто» и «водичка».

Из немного сбивчивой речи человека, который вынужден постоянно искать компромисс между глубокими познаниями и необходимостью более-менее простыми словами их донести, половина фраз сама собой разбирается на цитаты.

Человек — это то, на что он смотрит.

С нацией, с культурой всегда довольно комическая история — она всегда назначает одного великого поэта на эпоху.

Названия — они в некотором роде создают определенную атмосферу, и вот важна скорее атмосфера, чем какой бы то ни было буквализм. Возникает, как бы это сказать, власть языка над сознанием.

Мне не очень интересно настоящее и не очень интересно будущее. Мне дорого то, что я любил, люблю и видимо то, с чем я в землю лягу. Мне не очень хочется модифицировать свои ощущения.

Основная трагедия русской политической и общественной жизни заключается в колоссальном неуважении человека к человеку. В общем, если угодно, в презрении. Это обосновано теми десятилетиями, если не столетиями всеобщего унижения, когда на другого человека смотришь как на вполне заменимую и случайную вещь.

Когда ты имеешь дело со злом, оно позволяет тебе сформулировать для себя, что на свете ценно, а что менее ценно.

...теперь эта школа превращена в больницу. И это в общем больница, в которой довольно хорошо умирать, потому что довольно близко до кладбища.

Петербург для меня — это то, чем, я хотел бы, была страна.

Петр построил Петербург город на краю, на отшибе империи. Именно благодаря этому у нас и возникла литература. Всякому писателю, чтобы писать, нужен элемент отстранения. Чтобы его письменный стол стоял несколько вовне.

Все мы — безнадёжные случаи. Необязательно поэты. Все люди.

Самое сложное после просмотра фильма — выйти из состояния «ни тоски, ни любви, ни печали» и отправиться работать.

2018   истории
Ctrl + ↓ Ранее