Позднее Ctrl + ↑

Ну или подскользнуться на заварном креме

В новостях говорят, 23-летняя москвичка погибла во время конкурса по поеданию пирожных.

«...она сразу вырвалась в лидеры, а когда финальный свисток был уже близок, девушка схватила несколько пирожных и разом запихнула их себе в рот.

Не смогла прожевать всё, что засунула в рот, случайно вдохнула — и умерла. Никто из присутствующих не смог оказать ей помощь, а прибывшие врачи лишь констатировали эту очень глупую смерть».

«Очень глупую смерть», а, вы только послушайте.

У меня все это вызывает противоречивые чувства, конечно. Ну то есть это, безусловно, ужасно, и тем более в таком возрасте. И даже несмотря на то, что в конкурсе она победила.

Но если бы мне пришлось выбирать для себя... В общем, если пачка пирожных не прикончит меня сразу, надеюсь, у кого-нибудь из друзей хватит самообладания на контрольный эклер мне в голову.

Без лимона и без сахара

Чёрт, почему у меня почти все истории про еду? С другой стороны, не про политику — и то хлеб. Короче.

Был на чайной церемонии. Мы три часа пили чай, а параллельно слушали разные китайские слова и древнекитайские легенды. В китайских легендах о чае почти всегда есть чайный куст, который герой пересаживает из дикорастущей местности в свой сад. Перед этим куст должен герою присниться, иначе легенда не считается.

Но одна легенда была вообще почему-то без чая. Героиня там была очень добрая и ее огромной доброты хватало вообще на всех. Как у Земфиры почти, с головою. Она прошла 18 преисподних и всех там спасла. А потом еще во имя доброты вырвала себе глаза и отрубила руки. Легенда не уточняет, почему так получилось.

Со свойственной мне эмпатией спросил в наступившей тишине, как она отрубила себе вторую руку.

А под конец мы варили шен-пуэр из почек в большом прозрачном чайнике и слушали про стадии кипения воды. Так вот, сначала вода щелкает. Всегда. Натурально, негромкий такой «щёлк!», который означает начало кипения. Его, говорят, даже в электрочайнике слышно.

Потом со дна чайника поднимаются пузырьки и у них своя классификация: рачьи глазки, крабьи глазки, рыбьи глазки, жемчужные нити и ветер в соснах. До кипения доводить нельзя, иначе всё, три часа насмарку.

В трижды почти закипевшую воду насыпают чай. Крупные длинные чаинки сначала все всплывают на поверхность и завариваются, а потом постепенно начинают опускаться вниз. Когда все опустятся — можно пить.

Через пять минут общего молчаливого наблюдения за чайником я спросил, опускаются ли сначала самые слабые и больные чаинки. Чтобы пояснить мысль, добавил: «Ну, как пассажиры Титаника. Они тоже сначала плавают, а потом... опускаются».

Не знаю, позовут ли меня еще.

Боже, как я хороша

Тут такое дело. Мем про волка «Боже, как я хорош, как мощны мои лапищи» несколько скорректировался. Это была волчица, ребята.

А я вспомнил старую историю про стаю волков в Йеллоустоунском парке.

В 1995 году в парк выпустили 14 волков, которых в Йеллоустоуне до этого не было 70 лет. Зато была куча оленей, которые усиленно жрали растения и топтали траву.

Волки в свою очередь принялись усиленно жрать оленей.

За шесть лет количество деревьев увеличилось впятеро.

Появились бобры, которые смогли строить из деревьев плотины.

В заводях плотин появились ондатры, утки и рыбы.

Волки заодно с оленями жрали шакалов. Шакалов стало меньше и сразу стало больше зайцев и мышей.

Мыши привлекли в парк ястребов, хорьков и лис.

Пришли медведи, которые ели остатки оленей и шакалов, которых загрызли, но не доели волки.

И из-за того, что олени не топтали берега рек и стало больше деревьев и травы, берега рек укрепились, выпрямились и изменилась география парка.

Ну и, короче, получается, волки изменили течение рек.

Включайте джаз, мы будем буги

Друг рассказывает, что пошёл заниматься танцами. И прям погружает меня в тему.

— Глебыч, а у меня буги-вуги и свинг. И так меня что-то захватило! Немного страшно говорить, потому что всегда так — сначала захватит, а потом откатывает. Но пока что я туда почти бегу. Четыре раза в неделю. Это, знаешь, такие немного раздолбайские танцы — буги, линди хоп, чарльстон и прочее свинговое семейство...

— Свинговое семейство, ага, — поддакиваю я.

— ...Ну да. И вот они все друг на друга в общем похожи, вроде и разные, но перетекают один в другой...

— Ну то есть хоть кто-то стенка на стенку не дерётся за то, что его увлечение — самое лучшее! Свинге... нет, это не то... Линдихопперы против чарльстонщиков там, не?

— Вот именно, что не. Даже если они друг на друга и навалятся — во-первых, в этот момент должен играть джаз, а во-вторых, через три секунды драка перейдет в танец и будет непонятно, кто где. Короче, отличная вещь, не какие-нибудь там бальные танцы.

И так он это всё зажигательно рассказывал, что мне тут же захотелось тоже танцевать чарльстон и линди хоп. Потому что это слегка раздолбайски и вообще, судя по всему, весело. А ещё он сказал, что по мере занятий танцами начал понимать джаз, а это ого-го.

Сам я занимался немного стандартом. Но страстное аргентинское танго в моей памяти выглядит примерно так:

«Р-р-раз, два, три, и, четыре! Локстеп, выход в променад на три! И, четыре! Рамка!! Локоть держи!!! ...семь, восемь! И-и-р-раз! Подняли, держим! Партнерши, ногу прямую!! Прямую ногу!!! Оборот, пять, шесть! Замерли! На партнершу взгляд! И-и-р-раз!»

Ранее Ctrl + ↓