Ctrl + ↑ Позднее

Структура промостраницы

Конспект вебинара Максима Ильяхова для студентов второй ступени Школы редакторов.

Что нужно сделать на хорошей промостранице продукта или услуги.

1. Назвать продукт, позиционировать.

«Что это, для кого и ЗАЧЕМ». Сформулировать полезное действие. На примере курсов кройки и шитья:

Научиться шить качественные вещи, отшить гардероб к лету.
Курсы кройки и шитья:

  • для мам, чтобы шить детям,
  • для людей, которым трудно выбрать одежду (из-за роста и фигуры),
  • для экономных: сшить брендовые вещи дешевле,
  • курсы — пропуск в профессию.

2. Доказать полезное действие.

Почему продукт или услуга будут полезны читателю. На примере электронной барабанной установки для начинающих. Нам нужно доказать, что барабаны — окей:

Барабанная установка Роланд ТД17:

  • компактная, помещается дома
  • настраивается по росту
  • тихая, можно играть дома
  • она тебя учит
  • расширяемая

Структуру каждого доказательства стоит сделать одинаковой. Типовая структура такая:
— подзаголовок в мире читателя,
— доказательство-иллюстрация,
— текст, который объясняет (мини-тексты, виджеты).

3. Снять возражения.

Ответить на вопросы, которые могут возникнуть у читателя.
— качество?
— а оно не одноразовое?
— подойдет ли мне?
— какие гарантии?

4. Сделка.

— все условия сделки: когда начинается, время, стоимость, как записаться, куда ехать, как купить;
— промоакция: как получить скидку, какая скидка или акция действует сейчас.
Блок на странице стоит визуально выделить, поставить на цветную плашку или в рамку.

5. Бонус.

— удержание,
— предложение альтернативных продуктов,
— отзывы.
Небольшой блок, который не будет утомлять читателя.

Порядок пунктов не обязательно такой, но с таким проще.

Лайфстайл

Продавая вещь или услугу — продаем образ жизни. При доказательстве полезного действия есть фактическая часть, доказательная, с подробностями, техническими деталями. А есть эмоциональная — каким человеком я стану, если буду пользоваться этим продуктов, или пройду эти курсы.

Как это подать: показать людей, которые действуют — как они живут с этим продуктом, как пользуются.
Или можно без людей — показать эту жизнь как бы «из глаз».

21 марта   редактура

Саммари

За полчаса прочесть на Смартридинге книгу о личностном росте приятнее, чем целый час мусолить только вступление на 70 страниц. Всякие «спасибо моей семье» и трагическую историю автора, после которой он ВСЁ ПОНЯЛ. У меня вообще есть ощущение, что вступления к таким книгам пишет один человек — такой чувствительный, знаете, с вечно влажными от благодарности глазами

Но есть опасность, что сокращенные «до смысле» фразы будут читаться скорее уморительно, чем лаконично. Они не становятся формально неправильными, просто смысл частично заменяется юмором.

Примеры из саммари книги «Женский мозг». Особенно в душу запали истории про Ольгу и Марию.

«Количество клеток мозга у мужчин и женщин примерно одинаково. Просто в женском мозгу они расположены более компактно».

«Первые 8 недель после зачатия у всех эмбрионов одинаковый, женский, мозг. Затем мозг мужского эмбриона начинает меняться под воздействием тестостерона: уменьшается коммуникативный центр, сокращается слуховая кора, но вдвое увеличивается часть мозга, отвечающая за секс».

«Маленькие девочки „читают“ выражения лиц взрослых, в то время как мальчики просто их не замечают. Девочки реагируют на изменение тона голоса, а мальчики нет. Гормон тестостерон заставляет мальчиков активно исследовать окружающий мир, не отвлекаясь на „глупости“».

«Ребенка с мамой помещали в комнату, в которой находился опасный предмет. Большинство девочек понимали, что предмет трогать нельзя, уже по выражению лица матери. Мальчики незамедлительно начинали трогать запрещенные предметы».

«Воздействие стресса матери на дочь было обнаружено не только у людей, но и у коз. Если козу часто пугали во время вынашивания и кормления детеныша женского пола, этот детеныш вырастал пугливым».

«К трем годам девочки могут играть в „больницу“, „магазин“ и „дочки-матери“. Мальчики в этом возрасте тоже пытаются общаться. Но их общение более примитивно: они могут вместе бегать по площадке и смеяться».

«В подростковом возрасте девушки собираются в стаи и часто враждуют с другими стаями или одиночками».

«Девушки мечтают о доверительных беседах и нежных поцелуях. А фантазии юношей никак не связаны с разговорами».

«Ольга ненавидела своих родителей, когда они забирали у нее ключи от машины. Но, повзрослев, она осознала, что родители уберегли ее от многих проблем. В гневе и в состоянии алкогольного опьянения машина была смертельным оружием как для самой Ольги, так и для окружающих».

«Мать и бабушка Марии страдали от депрессии в подростковом возрасте, а ее двоюродная сестра покончила с собой. Чтобы избежать страшных последствий, Марию поместили в больницу, где при помощи лекарств и когнитивной терапии вернули к нормальной жизни».

«Встречая потенциального партнера, женский мозг молниеносно его сканирует на предмет соответствия заданным стандартам. Потом женщина задает пару вопросов, чтобы окончательно убедиться, что новый знакомый соответствует ее виш-листу.»

«Женская сексуальность включается, только когда выключается мозг»

«Эксперименты, проводимые над крысами, показали, что эффективность крысы-матери в поисках добычи возрастает в 5 раз».

«Мозг молодой матери примерно одинаково реагирует на фотографии мужа и новорожденного».

13 марта   редактура

Как открыть химчистку

Написал инструкцию по открытию бизнеса химчисток для платформы «Деловая среда».
Как открыть химчистку

Результат передан в виде гугл-документа. Печально, что вёрстка на сайте подкачала, но, вероятно, это временная проблема.

Было приятно пообщаться с экспертами — директором химчисток «Белый город» Викторией Горлач и коммерческим директором «Дианы» Еленой Кусковой. Здорово, когда главные лица компаний так понимают бизнес и с такой готовностью о нём рассказывают.

Сама платформа «Деловая среда» объединяет бизнес-курсы от лидеров отраслей — Сбербанка, Бизнес-молодости, Студии Лебедева, Сколково, Нетологии. А вот такие готовые инструкции, как моя про химчистки, называются «Траектории». Сейчас на сайте девять готовых траекторий. Например, таких:

Чтобы посмотреть все траектории — нужно зарегистрироваться на https://dasreda.ru

Если сократить траекторию про химчистки до нескольких фраз:

  • открыть химчистку с цехом — очень, очень дорого,
  • нужно пройти уйму разрешительных и контролирующих органов и делать это регулярно,
  • главный человек в химчистке — приемщик вещей. Если он безответственный раздолбай, то пиши пропало,
  • открывайте пункт приема вещей без цеха, а лучше — выездной пункт приема.
27 февраля   портфолио

Интервью проекту «Кто студент»

Коллега по школе редакторов Сёма Сёмочкин ведёт проект «Кто студент» — берет интервью у студентов и преподавателей Школы редакторов Бюро Горбунова и публикует их на сайте издания. Получается классно.

Проект со всех сторон хороший, а Сёма — молодец. Сам придумал, взялся и пашет —берёт интервью по скайпу, записывает, редактирует, публикует. Каждую неделю как штык.

Вот Сёма опубликовал интервью со мной.

Когда читал собственное интервью — удивлялся, как прилично получилось. Потому что во время беседы я страшно мямлил целый час, ничего не мог связно ответить. Ну сижу, ну пишу, ну планирую. Скукота.

А сразу после интервью Сёма попросил прислать несколько фоток, чтобы проиллюстрировать материал. Я полез выбирать и испытал странное чувство, что жизнь похожа на сюжет фильма «Всегда говори „Да“».

Вроде же отказываюсь от всего, ленюсь, боюсь, сижу на жопе. Но по фоткам получается:

  • прыгать с крыши на верёвке — да,
  • в театре играть — да,
  • скользить на лошади по алтайским склонам — да,
  • играться с детишками в доме ребенка — да,
  • получать по роже в бойцовском клубе —да,
  • затаскивать пианино на Московский вокзал — да,
  • танцевать танго на концертной сцене — да.

Проблема одна — во время всех этих дел внутри чаще ужас нежели восторг.

26 февраля  

Английский, скайп и табу

Взял большое интервью у знакомой, репетитора по английскому языку. Наташа 14 лет учит детей английскому. Готовит школьников к ЕГЭ и недавно открыла свою школу.

Рассказывает о мотивирующих мамах, первом уроке, чем хорош ЕГЭ по английскому, почему дети учатся лучше взрослых и как выучить язык на уровне носителя, если живешь в России. Еще в рассказе мелькают эмпатия, быстрые результаты и Джон Смит.

Интервью в четырех частях: о себе, учениках, репетиторстве и школе.

Часть первая: о себе

Когда ты начала учить английский?
В детском садике, в старшей группе. Мне было лет шесть. Сейчас некоторые начинают чуть ли не с двух лет, но тогда это было не так распространено.

А где училась?
На Дальнем Востоке  — мы жили в Благовещенске. Город довольно большой, 250 тысяч жителей, но мест, где учиться, практически не было.

Родители и воспитатели организовали инициативную группа на базе садика. У нас была игровая комната, где все сидели в кругу на стульчиках или на ковре. Нам там ставили произношение, мы упражнялись с зеркальцами — показывали язык между зубов, имитируя звук «th». Учили цвета, слова, животных. Все было не в напряг и очень интересно.

В общем, оттуда у меня и появилось представление и идея, как должен выглядеть урок для детей.

Если бы не школа английского, ты бы чем занималась?
Английским! Ну, как сказать… Я бы все равно была репетитором.

Нет-нет, если вообще не английский, тогда что?
Тогда китайский. Других сфер, где я эксперт и чтоб мне нравилось, пожалуй, нет.

Ну, еще ВЭД, но я не хочу туда, мне хватило шести лет работы. Мы собирали и заказывали комплектующие в Китае, чтобы российские заказчики здесь производили готовый товар. Бывает, упрется заказчик: «Ролики для шкафов нужны, ну-ка, найдите нам пару десятков контейнеров!» А ролики его 30-летней давности, их уже давно не производят.

Знаешь китайский?
Да, в Благовещенске учила, работала с ним, ездила в Китай групповодом. Не экскурсоводом, не гидом, а именно групповодом.

А в чем отличие?
Экскурсовод рассказывает, переводчик переводит. А групповод решает бытовые вопросы туристов: что-то купить, объяснить как проехать, «а переселите нас в другой номер». Почти два года проработала с Китаем, ездила в командировки.

Вернемся к английскому. Почему нравится преподавать?
А преподавание приносит удовольствие. Когда видишь результат. Когда ребенок приходит с проблемой, вы вместе над ней работаете. Его оценки в школе растут и самооценка у ребенка растет. Он становится увереннее в собственных знаниях и в себе — сверстники его это замечают,

Радуюсь, когда мой ученик поступает с этими знаниями и рекомендует тебя друзьям.
Такого никогда в работе менеджером не будет, мне кажется.

Есть вклад и есть равнозначная отдача. И это очень… манко, так скажем.

Часть вторая: ученики

Помнишь своего самого тупого ученика?
Ой, да. Мальчик был, пятиклассник, ему очень плохо давались языки. Я даже не могу сказать, что мы с ним пришли к какому-то результату. По школьной программе был уже рассказ о предметах, что они там проходят и прочее, а он не умел даже буквы читать.

У его мамы была амбиция, чтобы ребенок знал английский, а ребенок хотел в футбол играть. Ленился, не делал домашних работ, не был сфокусирован на уроке. Читаем слово — понял? — да, понял. А через три строчки он это слово уже не читает.

Не мог или не хотел?
И то и другое. И не хотел, и не был расположен. Я считаю, что если человек не расположен, но очень хочет, у него все получится. А если нет, то лучше заниматься тем, к чему расположен. Как бы сильно родители не хотели.

Я например никогда не была расположена к китайскому, но чувствовала необходимость, поэтому фигачила, пока не выучила. И по-китайски я теперь говорю.
Любую нерасположенность можно преодолеть усилиями.

Бывает, у детей очень хорошая расположенность. Прочитал раз — запомнил, на лету схватывают. Прям уникальные дети, есть у меня такие.

Этого ученика не получалось заинтересовать?
Заинтересовывала по-разному. Давала приложения поиграться. Слушали песенки, видосы на планшете смотрели, разбирали. Карточки ему нравились, слова на карточках лучше получались.

Мы занимались месяца 3-4 месяца, но он так до конца не освоил все буквы. То есть знал букву, но все равно неправильно читал. Вот это не укладывалось в голове. Эту читаем, эту читаем, складываем — не получается.

Занимались раз в неделю по 40 минут. Это очень мало, для пятого класса тем более.
Плюс фактор мамы, которая регулярно ему долбила: «Дима, ты дебил?! Ты что, не можешь запомнить?!» Так себе мотивация.

Вы в присутствии мамы занимались?
Нет, но после занятия когда я выходила, она спрашивала: «Ну что, у этого дурака хоть что-нибудь получается?» Неудивительно, что мальчик был зажат и заедал все это чипсами. Когда 40 минут в неделю ты приходишь и говоришь «Да, да, молодец, давай» и у него что-то начинает получаться, а в остальное время ему говорят: «Ты дурак и ничего не понимаешь», то сложно ожидать прогресса.

Пару текстов мы с ним выучили, рассказ «обо мне» за три месяца, пару стихов. У мамы вылезли глаза на лоб, она поверить не могла, «он что-то понимает? Что-то может?» Не укладывалось в голове, что ее сын что-то может. Это очень печально было. Мальчишку жалко, но в такой среде сложно что-то сделать. Родители очень важный фактор.

А чем гордишься? Про что думаешь «вот это было офигенно!»?
Трех сестер учила, из одной семьи. Одной из первых учениц была Катерина. Девочка в восьмом классе школы с углубленным изучением английского не читала даже цифр и предлогов.
Они обратились летом перед восьмым, занимались 3 с чем-то года. В конце мы уже готовились к ЕГЭ. В Благовещенске было мало материалов, источников, интернета не было. Занимались по ученику и по пособиям, которые были у меня.

Потом начала заниматься с ее младшей сестрой, а потом переехала в Питер. Но она меня нашла и попросила заниматься по скайпу. И это был первый опыт учебы по скайпу.

Сейчас она в 9 классе, три года занимаемся. Катерине все давалось тяжко, а Лиза запоминала с пол-пинка, ей дается легко, даже учитывая, что занимаемся только раз в неделю по часу.

Средней сестрой тоже занималась. Ей очень нравилось. Каждый раз спросит: «А можно я еще упражнение сделаю? А можно еще текст прочитаю?»

Первый раз, когда ты преподавала, помнишь?
Помню. Друзья попросили с их сыном позаниматься. Я еще удивилась тогда, подумала: «Блин, что ж с тобой делать-то...» Я училась в 11 классе, а он в 5-м.
Он свою жизнь с английским не связал в результате, но тогда стал учиться лучше.

Деньги платили?
Да, заплатили денег. Мы занимались месяца три, недолго.

Подумала про репетиторство?
Подумала. После этого мальчика я еще занималась с девочкой Алиной. Которая сейчас в Питере СПБГУ закончила, к слову.

Когда я приехала в Петербург, у меня был перерыв в репетиторстве на первый-второй курс университета. А потом я уже взяла девчонок на занятия. Потом была тётенька с работы, но со взрослыми как-то сразу не задалось и взрослых я не беру на занятия.

Почему не заладилось со взрослыми?
Как ни странно, дети более дисциплинированные и ответственные. Они больше применяют английский, он им нужен здесь и сейчас, для учебы, для школы, универа.

Взрослый, даже если говорит, что английский ему нужен для работы, все равно его не применяет. Есть внутренний блок, стереотип, много тараканов у взрослых в голове.

Дети выучили текст, пошли в школу, рассказали, получили пять и думают — круто! Я молодец!
Взрослые выучили текст и что? Ну, я скажу им, что они — молодец. Никто другой их достижений не видит и это демотивирует.

Другое дело, когда взрослый собирается ехать, например, отдыхать. Через три месяца в отпуск заграницу и надо как-то изъясняться. И вот он подготовился, поехал, в кафе попросил чашку кофе, условно, и его поняли — вот это круто. Но у меня таких… не было практически.

Взрослый думает, что основное для него — это работа. А английский — как йога или фитнес-клуб. В том смысле, что дополнительно. Захотел — пришел, не захотел — пропустил. Помимо занятий со мной больше никакой нагрузки. Взрослый умело придумывает оправдания.

У детей же еще в два-три урока в неделю, не отвертишься, надо учить. Привычка учиться, опять же. Для школьника или студента основное — учеба.

Только эта причина?
Ммм, нет, не только. За ребенка платят родители, сам он за занятия не платит. Поэтому не думает: «Вот я заплатил денег и хочу, чтобы меня учили так, как я хочу». У взрослых есть стереотип, что они лучше знают, как их надо учить.

Как в фитнес-клубе. Тренер говорит: сделай три подхода по 20 килограмм. А ему в ответ: нет, я сделаю один на 50. И потом неделю прогуляет, потому что не может встать.

Поэтому взрослые на уроке — моё табу. А взрослые мужчины — определенно табу. Потому что на второе занятие оказывается, что им надо со мной в кафе. Это биг проблем.

Ну, был же уговор?! Если занимаемся, то ничего личного. Но потом «прилетает» кафе и занятия приходится заканчивать.

Часть третья: репетитор

Что больше всего влияет на учение учить?
Умение поставить себя на место ученика. Эмпатия. Я со своими учениками довольно требовательна, особенно с домашкой. Обязательство вести справочник, записывать выжимку занятий: правила, лексику, которые можно открыть и посмотреть перед экзаменом. По трем-четырем тетрадям найти сложно. Заставляю вести словарь и всегда его просматривать, обязательно.

Хороший препод — тот, кто умеет общий язык найти. Порой мне открываются больше, чем родителям. «Как жаль, что не ты моя мама!» — одна девочка говорит. Если ученик приходит обеспокоенный, я сразу это вижу, особенно у маленьких это сразу заметно. Грустный, несобранный — спрашиваю, что случилось? — Мне грустно, мне плохо. Они рассказывают о себе, о переживаниях. Утешишь немного, смотришь — уже повеселела, и урок вроде как отвлекает от проблем.

Я не профессиональный педагог, педагогический не заканчивала, поэтому вся психология — это только наработка годами практики. Нужно чувствовать разницу: если ученик систематически ленится, то я ему спуску не дам. А если я знаю, что девочка — трудяжка, но говорит: «Вот, я не успела, у нас была контрольная, много уроков, не успела». Ну не страшно. Сделаешь к следующему двойную домашку *смеется*.
Домашку никто не отменял, просто я не ругаюсь.

Когда можешь понять: вот этого можно научить, а этого нельзя?
Сейчас — на первом занятии. На первом же пробном бесплатном занятии — тут ссылочку можешь поставить, да)

Например, ученик говорит, что ему надо разговорный подтянуть. Я поспрашиваю его, копну в лексику, в грамматику, в разговорный. И вижу, допустим, что у него неплохой уровень, просто беглости не хватает. Тогда я скорее отправлю в спикинг клаб, потому что один на один с преподавателем на таком уровне скучно и прогресса большого не будет. Общение в группе интереснее.

У него нет особых проблем, он не хочет срочно за границу, не нужно тест сдавать. У него. Цели нет. Просто разговаривать хочет.

Получается, основное — цель?
Да, основное. Если ученик хочет выйти в аттестате с пятеркой или тест написать, тогда я понимаю: для теста или для пятерки нужна такая-то лексика, фонетика, грамматика, такие-то темы, умение писать. И ему это постепенно выдается и закрепляется.

А «так, просто, для себя знать» — это не цель. Я в этом случае не понимаю, что нужно выдать ученику.

Бывает, что ученики бросают занятия?
Бывает, бросают заниматься со мной, а не в принципе английским. Причины сложно назвать. Одно точно могу сказать: ленивые ученики, которые пропускают уроки, у меня не задерживаются.

Ты занимаешься лично или как-то удаленно?
Сейчас все уроки по скайпу. Буквально два урока очных. Те, кто занимались лично, а потом попробовали скайп, тут же понимают, как это круто. И больше лично не приходят.

Занимались с третьеклассницей, она в четвертом сейчас. Я сказала — давайте попробуем по скайпу. И они с мамой поняли, что не надо ехать через город, тратить деньги на дорогу, тем более после работы.

Вечером домой пришел, поел, поставил себе чаёк — и вперед, заниматься. Закончился урок — ты тут же свободен. Можешь записывать уроки в скайпе, чтобы что-то повторить, посмотреть.

Душевное дружеское общение скайпом не заменишь, конечно, а рабочие, учебные моменты — вполне.

У репетиторов английского есть тусовка, сообщество профессиональное?
Нет, скорее нет. Видимо, слишком распространенное явление. Кого ты удивишь репетиторством английского сейчас, тем более в Петербурге?

Вот у китаеведов — есть. Мы периодически собираемся. Но преимущественно по работе используется китайский. Мало кто репетиторствует.

Кого можно назвать плохим репетитором? Есть плохие?
Есть плохие. Родители ученика рассказывают: «Ходили заниматься к другому репетитору, у нее не было пробного урока. Она дает переводить текст и уходит заниматься своими делами. А в конце 10 минут они проверяют текст. И это весь урок».

Я считаю, что вообще перевод больших текстов на уроке  — если ребенок не просит об этом как подготовку к школе — это трата времени ребенка и финансов родителей. Текст и перевод для домашнего задания подойдут. Мы читаем тексты, но они с аудированием, они для домашки. И ребенку из него должно быть понятно 80% лексики, только в этом случае текст имеет смысл, выхлоп.

Получается, если на уроке текст, то говорение не сделали, аудирование тоже, лексику новую не прошли. Хорошо, если ребенок сам ее выписал, но скорее всего нет.

Перевод, чтение — это пассивный навык.

Что значит «пассивный»?
Есть в английском активные и пассивные навыки. Активные — говорение и письмо. Когда ты сам воспроизводишь речь, письменную или устную. Пассивные — когда ты воспринимаешь речь. Заниматься пассивным навыком на уроке, чтением, например, не нужно.

ЕГЭ показывает, что легче всего сдают чтение. Западает часто аудирование и совсем плохо с говорением и письмом. Письмо получше, потому что пресса времени нет. Пресс времени сразу выявляет реальный навык: сразу много грамматических ошибок и скудная лексика. Это говорит о плохой проработке навыков.

Когда обращаются и узнают, я говорю: вот у меня первый бесплатный урок, пробный. Можете прийти вместе с ребенком, посидеть, посмотреть, как мы занимаемся, из чего состоит урок.

Часть четвертая: школа

С репетиторством примерно понятно. Вот ученик, ты с ним работаешь лично. А мысль про школу когда появилась?
Очень давно. Они были далекие такие: «Где школа — и где я?», «Это будет нескоро», в мечтах. Постепенно подбиралась ближе, ближе. И вот.

Последний раз я давала о себе рекламу как о репетиторе года два назад. Набралась база учеников, я под завязку забила расписание репетиторства.

Ко мне обращаются новые ребята, я хочу помочь, но у меня банально нет времени, каждый день забит. Друзья вон жалуются, что никак не могут со мной увидеться!

Стало понятно, что нужно объединять в группы. Причем так, чтобы не терялось качество обучения и все получали свою выгоду.

Школа может быть лучше частных занятий?
Еще бы! В школе можно привлечь иностранца, носителя языка, чего на личных уроках я сделать не могу. Слишком дорого получается. А в школе могу и не просто как подготовку к курсу, а еще и практику, опыт общения с носителем. Не раз в месяц и не в полгода, а регулярно, каждую неделю.

В нашей школе вообще здорово получилось — Джон, носитель языка, он не просто американец, у которого английский родной. Он преподаватель по профессии, то есть умеет учить. В двух университетах в Петербурге преподает.

Ученики не просто общаются с ним, а именно готовятся к экзаменам.

На групповых уроках можно давать задания, которые не выполнить одному. Выполняют задания в парах или втроем-вчетвером: диалоги, обсуждения, потом все вместе проверяем. Ученику всегда интересно, как выполнил задание кто-то еще такого же уровня, как ты сам. Включается соревновательный момент.

В общем, в компании оно всегда веселей

Как ты договорилась с носителем языка?
Он сам мне написал, познакомиться хотел. А я как раз носителя языка искала и попросила посоветовать, а он говорит — я сам преподаватель. Он оказался практикующим преподавателем университета, а это значит — проверенный человек, с репутацией.

По сайтам репетиторов и школ в интернет можно понять, где реально научат, а где развод?
По сайту обычно непонятно. Среди совсем плохих выделяются объявления «английский за три месяца» или «1000 слов за неделю».

Зачем тебе эта тысяча слов без контекста? Нужно учить в составе предложений, выражений, иначе ты не сможешь правильно его употребить. Нюансы и оттенки значений не выучить в отрыве от текста.

Быстрые результаты — лохотрон. «С нуля за три месяца» говорят, а до какого уровня — не говорят. Ты сможешь выучить основы, уровень А1-А2 максимум. В англоговорящей стране сможешь заказать такси, спросить, сколько стоит сыр в магазине и как пройти, куда тебе надо. Не больше.

А люди понимаю слово «выучить» как «говорить свободно». Чтобы говорить свободно, как носитель языка, нужно пять лет минимум интенсивной пахоты, нужно жить в английском, окружить себя им. Слушать английскую музыку, операционка на компе — на английском, смартфон на английском, с друзьями ты по-английски говоришь. Слушаешь подкасты, радио. Английский завтрак себе готовишь, в конце концов.

Но это нужно жизнь поменять, это безумно трудно. В России это невозможно почти.

Если переезжаешь в англоязычную страну и так активно общаешься, то такого уровня достигаешь быстрее, примерно за год. Причем подтягиваешь только разговорный.

Если не тренируешь другие аспекты, то так и не выучишь. Если не пишешь — не выучишь. Грамматику не учишь — не будешь грамотно говорить. Не тренируешь фонетику — будешь говорить с акцентом.

Бывает, человек здорово говорит и пишет, грамматика отличная, акцент минимальный, а читает как первоклашка. Почему так? Потому что тренируемый навык.
Ребенок у нас, приходя в школу, обычно же неплохо говорит по-русски. Но писать он не умеет, потому что это тренируемый навык.

Я поэтому еще не работаю со взрослыми — им нужно только «говорить». А все остальные аспекты учить ленятся.

Что думаешь про ЕГЭ?
Пять аспектов, которые тренирует ЕГЭ: аудирование — понимание на слух, чтение — понимание написанного текста (просмотровое чтение, на поиск информации, межстрочное чтение на понимание скрытого смысла), грамматика, письмо, говорение.

Мне нравится ЕГЭ, он тренирует все аспекты, показывает уровень английского по всем аспектам. Всем понятно, какими знаниями ты обладаешь.

Думала когда-нибудь «Всё, не хочу больше английский, брошу нафиг?»
Не, никогда. Ни репетиторство, ни школу. Мне, конечно, трудно, но школа есть и будет. Это логичный шаг, потому что рост прекратить невозможно, иначе никак.

2018   друзья
Ctrl + ↓ Ранее