И скажет псу: «А ну-ка, пёс, пойдем во дворик!»

Я не в первый раз это пишу, но. Вчера сверху на Петербург падал снег. Это только в первой половине дня. После обеда снег сменился дождем. Затем спустилась ночь и метель скрыла из виду дома на другой стороне сквера.

Такое метеорологическое счастье посещает наш тронутый болотным духом город регулярно, независимо от того, нужно вам выходить на прогулку с собакой или не нужно.

Собака, как вам наверняка известно — существо впитывающее. Это означает, что она впитывает влагу, грязь и слюни всем своим существом. Поэтому собаку после прогулки надо выжимать. Что, во-первых, неудобно, особенно для крупных особей. А во-вторых, от постоянных отжиманий даже самая прочная собака может быстро износиться.

Мы же хотим, чтобы любимая собака служила как можно дольше, потому что обожаем выходить каждый день в семь утра и в любую погоду смотреть, как она какает.

Примерно в этом месте собаководу приходит логичная мысль вдеть животное в какую-то одежду. Хотя нет, я даже могу назвать точное место, в котором эта мысль приходит: ванная комната, где он, весь в грязных брызгах, пытается попасть душем в собаку.

Выбор покупной одежды сулит владельцу несчётные радости. Прочные комбезы рвутся от первой ветки и распадаются по шву, словно ветхое рубище. Универсальные — перекашиваются и бесформенно свисают, предлагая питомцу, например, пописать внутрь себя. В непромокаемых зверь либо пораженчески мокнет, либо норовит свариться в клеёнчатой бане. И ещё все они обязательно шуршат, как тонна пенопласта. Вот финская Хурта хороша, но тоже какая-никакая стандартизация. Короче, хрен попадёшь.

Казалось бы, ну почему не сделать нормально, крепко и удобно, ну?

Но вот Эльвира взялась шить комбинезоны по индивидуальным заказам и это оказалась запарная история.

Главная штука — ткань. Флис промокает, клеёнка душит, толстая плащовка встаёт колом. Хорошая ткань с трудом нашлась только среди предназначенных для туристической одежды мембран. Цветов мало, зато дышит и хрен её порвёшь.

Первыми под раздачу попали двое персональных цвергшнауцеров. Лохматые твари одежду в принципе не любили — один рычал, второй стоял столбом и оба норовили скататься под ней в один сплошной колтун. Это значит, нужны закрытые швы и скользкая внутренняя поверхность. Окееей...

Потом соседские французские бульдоги, которые выпирали со всех сторон выпуклыми блоками. Чтобы не стеснять движение бульдожьих окороков, модель потребовалось сшивать из шестнадцати деталей.

Дальше — мерки. Измерять каждую собаку, чтобы сделать на неё комбез — занятие для упорных. Но иначе как? Сначала никак, но на десятом, двадцатом, тридцатом комбезе для одной породы получается схема мерок с допусками, и вот можно доверить обмер самому владельцу. Хотя все равно в мастерской вернее.

Эльвира радуется каждый раз, когда получается усовершенствовать конструкцию. Для меня это похоже на прокачку персонажа в компьютерной игре.

Пришился светоотражающий кант. Нашлись новые резинки для манжетов, мягонькие. Новая молния — водонепроницаемая. Новый цвет удаётся найти с трудом — чем навороченнее ткань, тем меньше вариантов.

Самая редкая находка — это собственно ткань получше. «Да ты пощупай, она вообще-е не шуршит!» — Эльвира восторженно округляет глаза.

Совершенно шёлковой наощупь тканью, кажется, можно остановить садящийся на авианосец самолёт.

Эльвира издевается над куском полотна напоказ, как фокусник: пытается пропороть её острым краем металлической линейки, упирает лоскут на угол стола и наваливается всем весом — на ткани остаются лёгкие следы, но не больше.

«А вот это модель на морозы!», «А вот эта — с капюшоном!», «А вот это попона для девочек специально — там живот видишь как закрыт?» — выставка достижений продолжается, а стоящий на обмерах бигль настороженно косит глазом на мастерскую.

В общем, целая наука.

Поделиться
Отправить
21 февраля   истории
Популярное