Чтоб повидать всё то, что видится в Дали

Художнику без музы никак, но гений некоторых настолько велик, что сил одной музы может и не хватить. Даже если муза очень мощная.

Можно ведь быть самой распрекрасной музой, а всем этим... творцам нужно от тебя только одно! Вдохновение. После чего они сразу отворачиваются лицом к холсту и всё, давай, до следующей картины.

Так и у Сальвадора Дали. Все, конечно, сразу вспоминают его жену Галу. Ну ладно, сразу же после слонов на длинных тонких ножках. Гала была мощна, но пока они не познакомились, музу ему как могла заменяла сестрица, Анна Мария.

«Фигура женщины у окна», Дали, 1925. Анна Мария смотрит из окна летнего дома Дали в Кадакесе. Жанр картины чаще всего определяют как магический реализм. Это примерно как «Сто лет одиночества» Маркеса, только в живописи

Ей приходилось непросто, потому что брат, этот капризный засра... то есть впечатлительный юноша был невероятно капризным засра... то есть очень эксцентричным молодым человеком.

Например, когда он поступал в Академию изящных искусств, то принёс вступительный рисунок меньшего размера, чем требовалось. Его завернули, но до конца поступления было еще три дня. Дали успел к дедлайну, только новый рисунок был ещё меньше. Правда, такой мастерский, что его всё равно приняли. А потом потерпели несколько лет и выперли.

Если уж откровенно, сестра носилась с братом-гением, как с писаной торбой — восхищалась и нянчилась. И поначалу Дали на всех женских портретах рисовал только сестру. Она то так, то эдак сидела спиной к нему, лицом — к городу Кадакесу, а он её изображал и особенно волосы всё норовил выписать потщательнее. Так ему прям нравились волосы — сил нет.

Никакой управы на этих художников: насмотрятся картин Вермеера в пубертате — и рисуют потом волосы, рисуют...

Анна Мария и её фирменные три прядки волос. Тот же 1925 год — «Девушка со спины», и 1926 год — миниатюра «Спина девушки»

Портреты сестры были прекрасны и безмятежны. Но это как с инстаграмом: на фотках ты в спортзале, с букетом и пьешь смузи из сельдерея, а в жизни тебя вот-вот уволят, лишний вес и молния на пуховике сломалась, бесит.

В жизни Анну Марию начинал выводить из себя весь этот эпатаж, особенно после выходки брата на выставке в Париже. Когда он на холсте картины «Священное сердце» написал: «Иногда я с наслаждением плюю на портрет моей матери».

«Ах так!» — подумала Анна Мария, понимая, что из муз её вот-вот уволят. На самом деле мы, конечно, не знаем, что она тогда подумала, зато в 1949 году вышла книга «Сальвадор Дали глазами сестры».

Анна Мария следила за судьбой Дали — особенно за тем, как Гала постепенно занимает его сердце, ум и мастерскую. Но в книге описала, что брат был совсем не рок-звездой в блестках, а обычным юношей, романтичным, спокойным, любящим живопись, семью и мурмурмур.

Мальчики вообще не очень любят, когда их считают обыкновенными, что уж говорить про гениев. Особенно про тех, которые годами выстраивают эпатажно-скандальный имидж.

«Ах так!» — подумал Дали. И мы опять, конечно, не знаем, что он взаправду подумал. Но следующий портрет сестры уже назывался не как-нибудь типа «Женщина у окна», а «Юная девственница, предающаяся содомскому греху при помощи рогов своего целомудрия».

Но волосы тщательно выписал всё равно.

...и рога целомудрия кругом видны
Поделиться
Отправить
Запинить
 15   9 дн   искусство
Популярное