Глеб Клинов

Я редактор и не стыжусь этого. Для коммерческих проектов — портфолио и оферта. В свободное время любительски фотографирую, пишу заметки о редактуре и бытовые истории.

ПочтаФейсбукТелеграмВещи Глеба

Как работают тренировки

Вдруг вы хотите начать (или опять начать) заниматься в спортзале и не знаете, стоит ли. Непонятно, как вы будете себя чувствовать. Я тоже не знаю, стоит ли вам начинать. Способов начать — куча, но я могу описать только один. Вдруг он вам как-то поможет решить.

Давайте разберём на примере абстрактного Глеба.

Глебу 33 года и 90 килограммов, он раньше немного занимался спортом, но последние два года регулярно подходит только к двум снарядам — креслу и компу. Глеб не хочет быть спортсменом. Он пришел в спортзал, чтобы окончательно не растолстеть от неподвижности, чтобы не болела спина, ну и вообще потому что стал чувствовать себя вареником.

Недавно он слышал — и ему понравилась — такую шуточку:
«Надо организовать движение „средних“. Бодипозитивщики говорят: „Люби себя таким, какой ты есть“, фитнес-блогеры пропагандируют правильное питание, ранние подъемы и жесткие тренировки. „Средние“: тренируйся, но пиццу покушай. Жри всё, что хочешь, но не прям всё. Бегай, но без лишнего энтузиазма».

С шуточкой веселее, но начинать заново заниматься немного стрёмно, потому что раньше уже бросал. Зная, что главное место в его судьбе занимает лень, Глеб не надеется на себя и идёт сразу к тренеру. Так у него не получится халявить.

Обычный несетевой зал в здании бывшего универсама. Просто тренажеры, железо и маленькая зона под кроссфит. Просто душ. Музычка из ютуба на выбор тренера. Например, однажды Глеб тренировался под песню группы Комбинация «А-а-а два кусо-че-ка колбаа-а-аски» на репите.

Тренер говорит, что двух занятий в неделю достаточно, и Глеб легко соглашается, но внутри себя амбициозно думает, что и три было бы неплохо. Они договариваются: чётные тренировки — качалка, нечётные — кроссфит. Звучит разнообразно, хотя кроссфит Глеба пугает: он как-то ходил в кроссфит-группу пару месяцев и убивался там до тошноты, разноцветных кругов перед глазами и неспособности в этот день работать. Но раз договорились, надо начинать.

Первая же круговая тренировка ожидаемо заканчивается через 10 минут, Глеб бледнеет после первого круга и идёт посидеть на диванчик. Дурнота долго не проходит. Это нормально, когда организм впервые за долгое время вместо мороженки получил запрыгивания на тумбу.

Вторая тренировка проходит легче, потому что штанга хоть и тяжёлая, но не требует сравнимой с кроссфитом выносливости.

Через несколько тренировок Глеб понимает, что поначалу два раза в неделю сильно лучше, чем три. Он просто не успевал бы восстанавливаться. И так-то всё болит, а сильнее всего — на вторые сутки после тренировки.

Как-то получилось, что за 2,5 месяца Глеб не пропустил ни одной тренировки — иначе как невероятным стечением обстоятельств это не назвать. И тренировок уже было аж 20 штук. Прогресс кажется ему сомнительным — всё так же тяжело дышать уже после разминки, а к середине начинает слегка потряхивать. Но тренер намекает, что это не совсем так.

В конце третьей тяжелоатлетической тренировки Глеб один раз поднял в становой 80 кг. И очень устал. На пятой неделе Глеб тоже очень устал, но поднял 80 кг уже 10 раз. Кроссфит каждый раз заканчивался страшным хрипением, но к пятой трене уже не через 10 минут, а через 35. Неожиданно для себя Глеб понял, что впервые в жизни во время стояния в планке не устаёт, а скорее отдыхает. То есть это тоже тяжело, но лучше, чем бёрпи.

Желания стать спортсменом или посадить себя на строгую диету у Глеба не появилось. Он ведёт себя как «средний» всё время, кроме зала — в нём надо работать из всех сил, потому что тренера разочаровывать не по-пацански.

Что будет дальше — совершенно неясно. Будущее туманно, кроме утра вторника. Там тренировка в восемь.

12 июля   истории

Что такое уличная фотография

«Если по простому, уличная фотография — это хроника повседневной жизни и людей в ней. Лично я не считаю, что фотографировать нужно именно на улице. Снимайте в аэропорте, торговом центре, на пляже, в парке, в автобусе или метро, в коридоре поликлиники, в продуктовом магазине... да в любом общественном месте.

Уличная фотография, как правило, делается спонтанно — без разрешения и без знаний об объекте съемки.

Однако я не считаю, что она обязана быть спонтанной. Вы можете попросить разрешения, когда фотографируете незнакомца. Не думаю, что спонтанность сама по себе делает фотографию лучше, чем если бы вы снимали с разрешения. Самое главное в уличной фотографии — запечатлеть эмоции, природу человека и его душу.

Так что если вас привлекает фотографирование в общественных местах (и в основном людей), вас, вероятно, интересует уличная фотография.

К слову, я не думаю, что на стрит-фото обязательно должны быть люди, хотя на лучших таких фото они обычно есть.

Не стоит особенно беспокоиться, снимаете вы „уличную фотографию“ или нет. Ведь самое важное в результате — создание сильных, убедительных и эмоциональных образов».

/из блога Эрика Кима

фото: Эрик Ким

Первая тысяча будет ужасной

Уличный фотограф Эрик Ким рассказывает в своём блоге про фотографию. И так у него занятно и методично получается, что я зачитался и стал местами переводить.

Поэтому теперь по тегу #первая тысяча будут переводы фрагментов из его блога. О том, как быть стрит-фотографом, на что смотреть и что делать, чтобы вам самому понравилось.

***
«Я помню свою растерянность, когда только начал заниматься уличной фотографией.

Понятия не имел, какую взять камеру, какие настройки выставить, на что вообще смотреть. И главное — как побороть страх перед съемкой незнакомых людей на улице.

Всё написанное здесь — частное мнение, без претензий на единственно верный способ уличной съемки. Но я надеюсь, для начала он будет вам полезен.

Ставьте под сомнение всё написанное здесь и берите только то, что посчитаете нужным».

фото: Эрик Ким

Почему мне нравится фотография

Девятое мая. Выходишь из дома прогуляться по окраине, чтобы не идти на праздник в толпу. В голове есть мысль пофоткать, но так, между делом. Да и камера дома, с собой только телефон.

Ходишь, смотришь, но взгляд ни на что не падает. Понимаешь, что как-то не прёт, и расслабляешься — можно не фоткать.

На подходе к дому видишь девочку с самолётиком. Она его бросает, самолёт втыкается в землю, и снова, и снова. Вытаскиваешь телефон. Камера на телефоне говно, солнце прям в глаза. Что ты там фоткаешь — не видно вообще. Нажимаешь на кнопку — и девочка первый раз из десяти бросает самолёт так, что он летит.

Потом приходишь домой, смотришь снимок на компе и только теперь видишь, что вот оно — твоё девятое мая.

15 мая   фотографии

Архитектура

Пересказывал Марине статьи про архитекторов Заху Хадид и Ле Корбюзье. Получалось косноязычно и сбивчиво, слов не хватало, хотелось показывать жестами. Только за рулём неудобно.

Было бы, конечно, забавно пояснить принципы деконструктивизма, врезавшись куда-нибудь, но я готов пожертвовать наглядностью.

Марина мужественно дослушала рассказ до конца и спросила, что я чувствую, читая о таких людях. Женщина знает, как заставить меня помолчать — спасибо, хоть пользуется этим нечасто.

В общем, после Очень Долгой Паузы я сказал, что это воодушевлен способностями человека придумывать новое, соединяя творческое с техническим, и завидую способности заниматься этим делом постоянно.

Заха Хадид, например, стала архитектором в 1972, открыла собственное бюро в 79-м, а первое здание по ее проекту построили только в 1993. То есть вот ты пол-жизни занимаешься архитектурой и только к 44 годам получаешь возможность не просто коллекционировать призы дизайнерских выставок, а строить, наконец, дома.

Первым её зданием была пожарная часть, а не какой-нибудь музей современного искусства. Хотя гениальные архитекторы говорят, и тут мы все, конечно, согласны, что концептуальной разницы — строить храм или курятник — нет совершенно никакой.

Но и дальше у Хадид не всё было гладко. В 1994 она выиграла конкурс на лучший проект Оперного театра в Кардиффе: все члены жюри и даже соперники по тендеру были «за». Результаты конкурса аннулировали, назначили новый. Она снова выиграла. Политикам это не понравилось, застройщик зассал и вообще отказался от проекта. Правда, через 16 лет Хадид на основе тех чертежей построила Оперный театр в Гуанчжоу, потому что ну хороший же был проект и вот вам, выкусите.

Эта же мысль выражается цитатой Ле Корбюзье: «Юность и здоровье гарантируют возможность много производить, но требуются десятки лет опыта, чтобы производить хорошо».

Сам Кобрю... Козью... невозможно с первого раза напечатать фамилию... Корюбзюзье занимался архитектурой 59 лет, так что, думаю, успел немного разобраться.

Начав читать про Заху Хадид, я сразу вспомнил «Источник» Айн Рэнд, который тоже про архитектора, но вроде как написан он раньше, чем Хадид родилась. Оказалось, у «Источника» свой прототип — Фрэнк Ллойд Райт. Про него я пока не дочитал, но нам он может нравиться хотя бы за отношение к понятию «контекст»:

«Вырванное из контекста здание — уже не существует».

Он считал, что каждый проект создан для конкретных людей, определённого места и может существовать только в нём — и в подтверждение идеи проектировал и строил все свои дома в единственном экземпляре. А я считаю, что в цитате слово «здание» можно без проблем заменить на любое другое.

Еще Райт бросил жену с шестью детьми и уехал в Европу с женой клиента, но кто из нас бы так не сделал, будь у него достаточно смелости.

Ctrl + ↓ Ранее